Территория большого хапка

История новорусских богатств внушила нашим людям, что с клиентов надо брать по максимуму. Свои расценки они устанавливают, исходя из бессмертного "грабь награбленное"


ФОТО: ИТАР-ТАСС



Тверской губернатор Дмитрий Зеленин тут жаловался в Twitter, что в дни международного инвестиционного форума в Сочи гостиницы в разы повысили цены. "ФАС не работает", - возмущался губернатор, которому пришлось целую ночь провести на спортбазе, прежде чем удалось заселиться в приличествующую его статусу гостиницу - с оплатой в 3,5 тыс. руб. в сутки. В утешение Зеленину могу сообщить: это еще не дорого. В маленькой гостинице, расположенной в ярославской деревне на берегу отнюдь не моря, а лишь небольшого озера, сутки проживания обойдутся в 1 тыс. рублей. И безо всякого инвестфорума.

На вопрос, почему у нас все так дорого, на Руси ищут ответ так же безуспешно, как и строят дороги. Конечно, высокий монополизм, отсутствие цивилизованной конкуренции, слабость антимонопольных органов, высокие налоги и мздоимство чиновников – это все поддерживает дороговизну. Но на примере будней ярославской глубинки можно убедиться, что все не так просто.

Вышеописанная гостиничка чаще всего пустует. Хотя места здесь чудо как хороши: рыбалка, охота. При умной ценовой политике отельер мог бы процветать. Однако основную мысль недальновидного хозяина простодушно высказала менеджер гостиницы: "У вас там, в столицах, денег много, а нам тут жить!". Почему должна еще присутствовать и веская причина для перераспределения денег от приезжих к местным, менеджерша искренне не понимала.

С подобным отношением я столкнулась в Абхазии. Когда в последний свой приезд я посетовала хозяевам на дороговизну местной жизни, ибо не могут же помидоры, уродившиеся на грядке буквально по соседству с рынком, стоить дороже тех, что ехали в Москву через полстраны, мне с обидой было указано, что путевка в Турцию обошлась бы дороже. "Окей, - сказала я. – Хотите как в Турции? Отлично. Сделайте из своего домика пятизвездочный отель, наймите аниматоров, сделайте благоустроенный пляж и я с радостью заплачу эти деньги вам". На меня серьезно обиделись.

Столь же глубокой была обида московского бомбилы, когда я на его упрек в несерьезности оплаты поездки по сравнению с тарифами лондонского такси, посоветовала вначале сменить разбитую "шестерку" на "мерс" с кондиционером, перестать курить в салоне и выучить карту московских улиц, а заодно хотя бы пару языков.

А история с крышей на даче, находящейся возле вышеназванной ярославской деревни, и вовсе чуть не привела к межнациональному конфликту. Дело в том, что местные мужики заламывали такую цену за покрытие ее металлочерепицей, что крыша выходила по цене золотых куполов. Денег таких у моей подруги не было, да и если б были, жаба бы задушила. К тому же с местными спецами уже был опыт рытья скважины. Первые два дня рабочие нудно просили на водку, так как "трубы, хозяйка, горят". На третий день, когда подруга раскричалась, забыв о воспитании в профессорской семье, как базарная торговка, бурение скважины все же началось. Бурили весь день, да так и не управились. На следующий день выяснилось, что бурить надо новую скважину... В общем, денег, в том числе, и на кормежку трех здоровых мужиков со зверским аппетитом, ушло немерено. Но тот урок запомнился.

А между тем подступали дожди, и новый дом без крыши рисковал оказаться испорченным. И тут совершенно случайно нашлись в недалеком городке два азербайджанских гастарбайтера, взявшихся покрыть крышу за вполне приемлемую цену. Они приехали рано утром и сразу взялись за работу. Перерыв сделали только один – на обед. Причем ели то, что сами купили в магазине – от хозяйского угощения отказались. К вечеру крыша была покрыта, а мастера отбыли, оставив адресок. А утром на дачу явилась делегация.

Местные мужики, ранее жарко объяснявшие, что "дешевле никак" пришли с претензиями на то, что работа была выполнена чужаками. Если бы они знали слово "штрейкбрехеры", оно бы непременно прозвучало. Но они такого слова не ведали, поэтому больше упирали на захват "кавказом" исконно местных промыслов. Зато подруга помнила, что ей еще выводить на новообретенную крышу трубу для новой же печки. "Ну хорошо, - сказала она. – Вы говорите, что я кавказцев наняла вместо вас. Теперь я найму того, кто установит мне печку под ключ за 15 тысяч рублей". Мужики оторопело замолчали: их расценки были раз в пять выше. "А если не согласитесь, не обессудьте, снова тех азербайджанцев найму", - пригрозила подруга. "Да ладно, поставим мы печь", - нехотя согласились двое. "Без выпивки и харч ваш", - безжалостно закончила подруга.

Печь устанавливали ей два дня. Хмурые мужики возились, ругая друг друга на чем свет стоит, и было видно, что на самом деле они так маскируют желание высказать все, что они думают о хозяйке. "Ой, а мне еще надо скважину обустроить и крылечко приделать. Не поможете?" – спросила подруга, расплачиваясь с мастерами. "Не, ты того, хозяйка... лучше этих своих кавказов пригласи", - помявшись выдали они. И признались грустно: "Невыгодная ты женщина оказалась".

И вот объясните мне ради бога: какая еще конкуренция нужна этим мужикам, которые все поголовно сидят без работы, московским бомбилам, которых больше, чем потенциальных пассажиров, абхазским и ярославским отельерам, мающимся от отсутствия постояльцев? Какая ФАС тут может помочь, если свои расценки они рассчитывают, исходя из бессмертного "грабь награбленное"?

Мне кажется дело тут скорее в стремительном расслоении российского общества. История новорусских богатств многим обывателям внушила мысль о возможности и даже правильности большого хапка. Но так как нефтяных месторождений на их огородах не заводится, граждане простодушно решили брать все, что можно с беззащитных жертв-клиентов. Мысль о том, что прибыль от оборотов выше, чем с маржи, не посещала их головы, а объяснить им этих прописных истин бизнеса никто не посчитал нужным. И вот ждут теперь эти бомбилы и отельеры, плотники и трактористы своего призрачного шанса обогащения "за раз". На хапок.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей