МВД превратят в "карающий меч"

Стали известны задачи новой, "колокольцевской", реформы МВД - она должна вернуть правоохранительные органы в то состояние, когда их еще не успел отреформировать Нургалиев


ФОТО: ИТАР-ТАСС



В четверг в Москве прошло заседание дискуссионного клуба Ассоциации юристов России. Модератор заседания - известный юрист Михаил Барщевский - напомнил собравшимся, что новый министр внутренних дел Владимир Колокольцев намерен реформировать ведомство. Для этого уже создана расширенная рабочая группа, которая в ближайший понедельник соберется на свое первое заседание. Затем слово дали одному из членов новой рабочей группы - депутату и журналисту Александру Хинштейну. По его мнению, нургалиевская реформа не удалась: "Реформы как таковой не проводилось, это была фикция и набор деклараций".

Дальше - больше. Депутат неожиданно заявил, что реформа все-таки проводилась, и из-за нее все и развалилось. МВД, по его словам, это орган, который существует на деньги налогоплательщиков и оказывает им услуги, как Минздрав. Теперь эти услуги недоступны: в ходе реформы было сокращено две тысячи самостоятельных территориальных подразделений. В ряде городов группы реагирования выезжают теперь только на трупы.

Затем депутат принялся перечислять, что еще было сокращено: патрульно-постовую службу "урезали" на треть (в результате уличная преступность уже выросла на 18% - и это только зарегистрированная), были ликвидированы подразделения по борьбе с организованной преступностью, транспортная милиция, на 20,7% сократили ГИБДД. Вспомнил Александр Хинштейн и о программе "Безопасный город", в которую "были вложены огромные деньги" - в результате деньги потрачены, а безопасности в городах никакой.

Затем слово дали другому члену рабочей группы - ветерану МВД, новому советнику министра МВД Владимиру Овчинскому. Он, в отличие от Хинштейна, функции МВД представляет совершенно по-другому: "МВД как было "карающим мечом революции", так и останется. Если человека сажают в тюрьму, то какая это услуга? У МВД должна быть карательная функция". Затем он объяснил, почему не получилось ничего с реформой МВД у Нургалиева: "Нам все время врали с трибун, говорили, что преступность падает. А на самом деле она выросла за 12 лет на 80%!".

В 2000 го., сообщил Овчинский, граждане подали в МВД 13,7 млн заявлений о преступлениях, на основании которых было возбуждено 3 млн уголовных дел. Остальные свыше 10 млн заявлений "просто ушло в отказные массы, были переданы на другие территории и вообще неизвестно куда". В 2011-м картина еще похлеще: граждане написали в милицию 24,5 млн заявлений, а уголовных дел завели всего лишь 2 миллона! То есть полицейским удалось незаметно закопать "в этой вилке вранья" 22,5 млн преступлений!

Все это время руководство страны докладывало о снижении преступности - раз меньше заведено дел, значит, и преступность падает! Причем те сотрудники МВД, которые "умеют манипулировать цифрами и умело крутиться", находятся на лучшем счету и с успехом прошли нургалиевскую переаттестацию. А кто врать не умеет, тех повыгоняли, сообщил собравшимся Овчинский. Он заметил, что если Нургалиев хотел найти в полиции коррупционеров, то для этого не надо было проводить переаттестацию – достаточно было прочитать региональные СМИ.

Овчинский заявил, что МВД надо, наконец, взять на себя смелость и "отказаться от вранья, чтобы увидеть реальную картину преступности". В благополучной Германии, к примеру, в год заводится 6 млн уголовных дел, и это при том, что проживают в Германии всего 80 миллионов, да и не похоже, чтобы у нас в три раза реже воровали. К тому же по количеству убийств, которые "отправить в отказную массу" намного сложнее, чем все остальные преступления, Россия впереди планеты всей и даже опередила США, причем в пять раз.

По мнению Овчинского, чтобы милиция могла работать плодотворно (слово "полиция" он терпеть не может), необходимо не сокращать, а увеличивать численность сотрудников. Что, видимо, и будет сделано в ходе новой реформы МВД - имени Колокольцева.

Тут в дискуссию вмешался из зрительских рядов либерал Борис Надеждин, который заявил, что в той же самой Германии всего лишь 200 тыс. полицейских. У нас их – в пять раз больше, а тех же уголовных дел, как было уже сказано, расследуется в три раза меньше. Получается, что у нашего полицейского то ли производительность в 15 раз ниже, чем у его немецкого коллеги, то ли наш полицейский вообще занимается чем-то не тем.

Может, он охраняет митинги, вместо того чтобы преступников ловить? "Плотность полиции во всех европейских странах в два - три раза ниже, чем у нас. Выше только в одной стране - у Лукашенко", - заметил Надеждин. И процитировал Троцкого, который говорил, что, чем больше полицейских, тем выше преступность. Тут с Надеждиным не согласился Михаил Барщевский - Троцкий, по его мнению, нам не указ.


Обсудить на Facebook

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей