Россия репетирует бунты XXI века

Поджог лагеря геологов в Воронежской области может быть той искрой, из которой разгорится пламя чего-то бессмысленного и беспощадного


Фото: ИТАР-ТАСС



В Воронежской области разгорается "никелевый бунт". Очередной митинг протеста против разработки медно-никелевых месторождений перерос в погром лагеря геологов. Это не первый случай здесь, когда борьба за экологию доходила до рукоприкладства (стычки между экоактивистами и охранниками лагеря случались несколько раз), но на сей раз произошедшее вышло за привычные рамки: толпа (по разным оценкам, от тысячи до пяти тысяч человек) взяла штурмом лагерь геологов. Немногочисленная полиция вмешиваться не рискнула. Сгорели две буровых, самих геологов чуть было не сожгли.

Событие почему-то начали трактовать как проявление справедливого народного гнева. Между тем опрошенные участники беспорядков утверждают: митинг начинался мирно, погром устроили неизвестные люди в масках, с черными знаменами и на квадроциклах, появившиеся в последний момент и неизвестно куда исчезнувшие. Шли организованно, заранее обеспечив проход на территорию лагеря.

В Уральской горно-металлургической компании (УГМК), которая занимается разработкой месторождения, убеждены, что разгром лагеря геологов был спланированной акцией. О провокации говорилось практически открыто, и проблема обсуждалась с местными правоохранителями; тем не менее усиление мер безопасности не было обеспечено. При этом главной целю удара были буровые установки и другое имущество компании, и после поджога толпа нападавших блокировала прибытие к лагерю геологов пожарных машин – им преграждали дорогу и заставляли сливать воду. О провокации заявил и бывший атаман Всевеликого войска Донского, депутат Госдумы РФ Виктор Водолацкий: по его словам, казаки хотели добиться запрета на добычу никеля законными путями. "Эта провокация была сделана для того, чтобы власть с плоскости решения этой экологической проблемы начала предъявлять претензии людям", уверяет он.

Как бы то ни было, случившийся погром стал звеном вполне логичной цепочки событий. Массовые акции против добычи никеля в Прихоперье начались в конце мая 2012 г. – сразу после того, как право на разработку месторождения в Новохоперском районе Воронежской области получила УГМК, оттеснив "Норникель", также имевший виды на эту лицензию. Последний и принято считать главным заказчиком этого протеста. А движущей силой стали активисты-экологи (в основном, не местные) и казаки. Естественность происхождения тех и других вызывает вопросы: лидер движения "В защиту Хопра", некто Константин Рубахин – профессиональный пиарщик из Москвы, ареал обитания современных казаков до сих пор толком не описан и не изучен. В спонтанное пробуждение экологического самосознания у жителей воронежской глубинки верится с трудом.

Однако создание диверсионной группы из националистов, готовых закидывать оппонентов бутылками с "коктейлем Молотова", – это уже перебор и явно не вписывается в стандартные рамки конкурентной борьбы, хотя "лихие девяностые" помнят и не такое. Но в нынешних условиях это игра с огнем, на которой можно обжечься по-крупному. Большой вопрос: брал ли вообще "Норникель" на себя политические риски такого рода, или тут все-таки нечто другое? В конце концов, экологический шантаж – та рыбка, которую ловят в очень мутной воде.

В любом случае тут стоит вспомнить, что в Турции уже месяц не утихают беспорядки, вспыхнувшие всего-навсего из-за намерения властей превратить в торговый центр парк Гези в Стамбуле. Начиналось все с защиты нескольких деревьев, а теперь речь идет об отставке правительства. О деревьях, само собой, давно забыли – они стали лишь поводом для того, чтобы выплеснуть накопившееся недовольство.

А ведь антиникелевые митинги действительно пользуются молчаливой поддержкой населения и потому собирают большое количество участников. Воронежцы уверены, что добыча никеля приведет к экологической катастрофе, сделает бесплодной почву, водоемам будет нанесен непоправимый ущерб. Заверениям, что разработка месторождений будет идти без ущерба для окружающей среды, не верят. Обещания экономического прорыва (создание рабочих мест, толчок для развития инфраструктуры, новые источники доходов) не действуют.

Глухое и упорное сопротивление местных жителей прогрессу не имеет логического объяснения, и его сложно списать на одно лишь влияние новоявленных экологов. В конце концов, УГМК в течение года вела мощнейшую агитационную кампанию в СМИ – а толку? По отзывам побывавших на месте людей, неприятие открывающегося перед регионом "светлого будущего" являет собой какое-то "коллективное бессознательное": во-первых, воронежцы твердо уверено в том, что экологическая катастрофа неминуема (версии ее происхождения варьируются от радиации до сдвига земных пластов), а во-вторых, что все доходы олигархи все равно заберут себе. Именно эта упорная убежденность превращает Еланское месторождение в символическую точку конфликта между населением региона, с одной стороны, и властью денег – с другой. Именно в этой точке в любой момент может вспыхнуть.


Обсудить на Facebook

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей