Русская дикость неистребима

Отказавшись от советского опыта "дружбы народов" и не сумев перейти на модель "европейской толерантности", Россия, похоже, так и останется в глазах многих неумытой страной, по которой бродят суровые люди в валенках и ушанках


Фото из архива ИТАР-ТАСС


Страница не найдена
  • USD 63,89
  • EUR 70,41
404
Страница не найдена Новости, которую ты хотел прочитать, по этому адресу больше нет.
Не расстраивайся - скорее всего мы написали много новых.
Попробуй зайти на главную страницу или воспользуйся поиском.

Новости партнеров

новостная лента

Все новости

Новости партнеров

Фоторепортажи

Выбор читателей


Во вторник в РИА "Новости" прошел круглый стол "Модели межэтнической и межконфессиональной толерантности на постсоветском пространстве", приуроченный к отмечаемому 16 ноября Международному дню толерантности.<
/p>

Мероприятие состоялось в рамках проекта "Россия для всех". В ходе обсуждения, правда, выяснилось, что Россия – давно не для всех. Социологические исследования дают противоречивую картину: по одним опросам, не готовы как-либо контактировать с представителями другой культуры порядка 30% россиян (опросы не проводились в национальных республиках). По другим – 60% населения признались в том, что их раздражают спонтанные контакты с представителями других народов.

Социологи спрашивали также, согласны ли россияне с положением Конституции, согласно которому Россия – общий дом народов. В 1994 г. на этот вопрос отвечали положительно 65% респондентов, сейчас – только 41%. Все больше россиян заявляют, что "русское большинство должно иметь особые права".<

/p>

Отношение к национальному вопросу сильно различается по возрастам. Руководитель Центра исследования межнациональных отношений Института социологии РАН Леокадия Дробижева рассказала, что старшее поколение "живет в советских представлениях": "Они не позволяют себе сказать, что все равны, но кто-то равнее других. Возраст, переживший романтичную ситуацию 90-х годов, – более тяжелый". Чем моложе россияне, тем более нетерпимо они относятся к представителям других национальностей. (Правда, по наблюдениям психологов, они ко всему относятся нетерпимо).

По мнению социологов, ошибкой было отказываться от советского опыта модели "дружбы народов" и пытаться перейти на модель "европейской толерантности". Во-первых, старая советская модель неплохо работала много десятилетий. Во-вторых, западная модель толерантности даже в Европе прижилась далеко не везде, оставшись во многих странах всего лишь теорией. "Западную толерантность сконструировали только как теоретический конструкт, практических методов нам не предложили. Считается, что толерантность – это если мы будем уважать другие народы, но для этого уважения требуется высокий уровень культуры и образования, причем с двух сторон. У нас же в России желаемые культурные стандарты не всегда соответствуют реальной практике, и в Бирюлеве мы это увидели", – говорит профессор РГГУ Людмила Адилова.

Но есть и другие причины, почему западный проект у нас не работает. Мы отвергли опыт СССР, но при этом не приняли во внимание, что на формирование нового опыта и новых межнациональных отношений нужны даже не десятилетия – столетия.

"Есть целое направление в мировой науке, называется "образы других", – продолжает Адилова. – Это наука о том, как мы воспринимаем образ другого человека в зависимости от его национальности. Так вот, этот образ создается не за один день, он складывается из вековых традиций. Например, образ русского человека на Западе".

В 1839 году французский путешественник маркиз Астольф де Кюстин посетил Российскую империю, и у него сложился негативный образ русского человека и страны в целом. Следом отправились другие пытливые европейцы. Впечатление, в основном, то же самое. "Вы думаете, эти стереотипы не работают?" – задала риторический вопрос Людмила Адилова.

Тем временем американцы, например, давно уже научились корректировать свой образ в глазах граждан других стран. Разработаны целые методики. Вот только Россия пользоваться ими не спешит – так, наверно, и останется в глазах европейцев неумытой страной, по которой бродят суровые люди в валенках и шапках-ушанках.

Нам надо корректировать не только образ русского человека за границей, но и образ инородца в России. "Это можно делать, не фальшивя. Если тот же негативный образ мигранта сейчас будет сформирован и запущен в массовое сознание, то он, на наше несчастье, будет работать очень долго. И сегодня главная проблема существует в том, что у нас в стране не наработаны практики корректировки внутреннего образа и образа россиянина за границей", – считает Людмила Адилова. Поэтому "болезненность в отношениях – она останется".


Обсудить на Facebook

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей