"Была общая цель: дело "ЮКОСа" надо заканчивать"

Михаил Ходорковский рассказал о том, кто стоял за его помилованием, как он узнал об освобождении и почему не мог остаться в России


ФОТО: AFP



Экс-глава "ЮКОСа" Михаил Ходорковский, помилованный президентом и уехавший в Германию, дал первое интервью телеканалу "Дождь" и журналу The New Times. Он рассказал о подробностях своего освобождения из колонии и объяснил, почему отказался признавать свою вину.

Как Ходорковский оказался в Германии

О решении Владимира Путина амнистировать его Ходорковский узнал из теленовостей. "Когда я услышал о выступлении президента из новостей по телевизору, я понял, что Владимир Владимирович говорит об уже свершившемся факте, я уже достаточно давно наблюдаю за нашим президентом, и для меня это было очевидно. Я сразу пошел собирать бумаги, потому что главное, что я хотел забрать из лагеря, - это бумаги. Я собрал бумаги, и предполагал, что меня должны будут вывести из лагеря в течение суток, пока журналисты не успели приехать", - рассказал экс-глава "ЮКОСа" в интервью программе "Собчак живьем" на "Дожде".

В два часа ночи Ходорковского по его словам разбудил начальник колонии. "Говорит: "Михаил Борисович, пожалуйста, собирайтесь". Я собираюсь. Выхожу в коридор. Он предложил зайти в комнату. В комнате сидел… начальник управления Федерального управления исполнения наказаний по Карелии", - сообщил Ходорковский.

"Мы садимся в его служебную машину. Он говорит: с формальной точки зрения мы вас этапируем, но фактически мы вас везем домой, - рассказал экс-глава "ЮКОСа" в интервью The New Times. По словам Ходорковского, его привезли в Дом приемов ФСИН в Петрозаводске. "Там посидели до половины одиннадцатого, телевизор посмотрели, чай попили. Поговорили так, ни о чем, что называется. И дальше он (начальник УФСИН) меня отвез в аэропорт Петрозаводска, посадил на самолет", - добавил бывший глава "ЮКОСа".

Из Петрозаводска Ходорковского доставили в Петербург. "Мы прилетаем в Санкт-Петербург, они говорят, эти ребята, которые со мной летели: вот вам паспорт. И дают мне паспорт заграничный, - рассказал экс-предприниматель. - Надо расписаться. Я расписываюсь в этом паспорте. говорят: "Дайте нам этот паспорт, мы вам поставим вылет". Забрали паспорт, пошли, поставили вылет, вернули мне паспорт с вылетом уже из РФ. А я сидел в этом самолете, ждал".

Сама процесс выезда из страны, по словам Ходорковского, напоминал высылку диссидента в советские времена. "Была такая сугубо постановочная высылка: подгон микроавтобуса вплотную к люку самолета, несколько людей, которые слонялись в окружении с серьезными выражениями лица, вручение паспорта на трапе… И мы расстались", - рассказал он.

Почему Ходорковский не мог остаться в России

При этом экс-предприниматель отметил в интервью "Дождю", что у него не было права выбора: оставаться или нет в России. "Сказать я мог все, что угодно... Я убежден, что это ни на что бы не повлияло абсолютно. И, собственно говоря, смысла никакого нет", - пояснил экс-глава "ЮКОСа".

"Я не могу исключить тот факт, что мне все равно нужно было в какой-то момент выехать за границу в Берлин. И это серьезно повлияло на принятие (Путиным) решения. Если бы у мамы была перспектива находиться в Москве, думаю, — это мое предположение, — что решение Владимир Владимирович принимал бы с большим трудом. А тот факт, что мне нужно было улететь в Берлин, а я отдавал себе отчет в том, что улететь-то я могу в Берлин один раз, как сейчас, а если вернусь (в Россию), второй раз меня из страны уже могут не выпустить, поскольку формальных причин, за которые можно зацепиться, хватает,— короче, это, я думаю, облегчило Владимиру Владимировичу принять решение о моем помиловании", - отметил он в интервью The New Times.

При этом Ходорковский отметил, что его никто не высылали, но фактически его "попросили из страны". "Наша власть честно может говорить, что я об этом просил. А зная наши реалии, мы абсолютно точно можем понимать, что меня из страны попросили. В нынешней ситуации я, все понимая, на это пошел. Потому что тема (болезнь мамы) слишком серьезная. Но если бы нужно было подставить людей, я бы не вышел".

Главным условием, при котором он готов вернуться в Россию, экс-глава "ЮКОСа" назвал гарантию возможности в будущем выезжать за границу. По словам Ходорковского, он намерен приехать в России в случае, если ему разрешат.

Кто предложил написать прошение о помиловании

Ходорковский также сообщил, что прошение о помиловании было инициативой экс-главы МИД Германии Ганса-Дитриха Геншера, а сам он о нем узнал 12 ноября через своих адвокатов. "Роль господина Гентшнера во всем этом процессе мне была хорошо известна, потому что именно от него мне поступило предложение написать то, что я написал", - сообщил Ходорковский "Дождю".

"Я получил копию письма господина Гентшера, которая была ему отдана Владимиром Владимировичем - это уже совсем как-то близкие числа к концу этого года, - и предложение написать вот это вот самое прошение о помиловании без признания вины на базе тех обстоятельств, которые, к сожалению, возникли у меня в семье. Я сказал, что конечно, в такой форме у меня нет никаких проблем, и я, вот, написал", - добавил он,

Говоря о своем прошении об амнистии, экс-глава "ЮКОСа" подчеркнул, что никто не заставлял его это делать. "Я никогда не говорил, что для меня неприемлемо написать формальную бумагу о помиловании", - отметил Ходорковский.

Вместе с тем опальный олигарх подчеркнул, что процесс переговоров об его освобождении проходил без его ведома. "Он (процесс переговоров) происходил помимо меня, и в какой форме могло быть принято решение о моем освобождении, тогда никто не знал, - заявил Ходорковский. - Ни Владимир Владимирович, думаю, не знал, в какой форме он будет принимать и будет ли принимать решение, ни я, ни господин Гентшер этого не знал. Была некая общая цель: как-то дело "ЮКОСа" надо постепенно заканчивать".

На что Ходорковский никогда бы не согласился

Кроме того, Ходорковский отметил, что единственный шаг, на который он не был готов идти - признание своей вины. "Это было для меня неприемлемо по очень практической причине. Не потому, что мне интересно, как на эту тему посмотрят журналисты, а потому, что признание вины с моей стороны означает - при том подходе, который демонстрировали наши следственные и судебные органы, - что весь "ЮКОС", любой человек из "ЮКОСа" по формальному признаку может быть признан преступником, как член безразмерной организованной группы на основании того, что господин Ходорковский признал, что он сначала недоплатил налоги с проданной нефти, а потом украл эту нефть", - пояснил предприниматель.

По словам Ходорковского, для него не было проблемой написать прошение о помиловании. "Суд (по второму делу) был постановочным, и все это прекрасно понимали. В ответ на одну липовую бумажку написать другую липовую бумажку — никакого морального дискомфорта я бы от этого не испытывал. Мы обмениваемся с властью липовыми бумажками, и власть это понимает, и я это понимаю. В общем, здесь полная прозрачность у нас. И в этой липовой бумажке была только одна не липовая проблема — признание вины", - сказал он в интервью The New Times.

Экс-глава "ЮКОСа" о планах на будущее

Говоря в эфире "Дождя" о личном письме Путину, о котором упоминал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, Ходорковский сообщил, что в нем говорилось о его семейных проблемах и планах на будущее. "В остальном я там продекларировал только то, что я неоднократно заявлял в СМИ, то есть что меня судьба активов "ЮКОСа" не волнует", - сказал предприниматель.

Вместе с тем Ходорковский подчеркнул, что не считает дело "ЮКОСа" законченным. "До тех пор пока Платон Леонидович (Лебедев) в тюрьме и (Анатолий) Пичугин в тюрьме, дело "ЮКОСа" нельзя считать законченным. Оно будет для меня оставаться предметом серьезных дум и усилий", - отметил экс-глава "ЮКОСа".

Ходорковский также отметил, что не намерен "оглядываться назад" и мстить кому либо за годы, проведенные в тюрьме. "Наверное, я бы погрешил против истины, сказав, что я совсем не питаю никаких чувств в связи с этим, но я очень серьезно над собой работаю. Надо смотреть вперед. Есть люди, чьи действия, непосредственные, процессуальные действия, привели к по-настоящему тяжелым последствиям - я имею в виду случай с Василием Алексаняном. Человек погиб. Здесь, видимо, об этом необходимо говорить. Но надо быть твердо уверенным, кто именно и что именно сделал", - сказал он.

Как помиловали Ходорковского

Напомним, о том, что экс-глава "ЮКОСа" написал прошение о помиловании, сообщил 19 декабря после большой пресс-конференции Владимир Путин. В пятницу президент подписал указ о помиловании Ходорковского. В тот же день бывший предприниматель вылетел в Берлин. Остановился он в пятизвездочном отеле "Адлон" в самом центре немецкой столицы.

В субботу Ходорковский встретился с сыном Павлом, а также впервые увидел свою четырехлетнюю внучку Диану. Павел Ходорковский в интервью The Telegraph рассказал, что его отец больше всего мечтал увидеть семью. "Он сказал мне: "Спасибо, что ты не оставил меня, это так важно для меня", - сказал Ходорковский-младший.

При этом сын экс-главы "ЮКОСа" подтвердил, что освобождение его отца стало абсолютным сюрпризом для всей семьи и адвокатов. И добавил, что тот совсем не изменился. "Он в великолепной форме, выглядит почти так же, как и десять лет назад, когда я в последний раз видел его. Он подтянут, очень энергичен. Он вернулся обратно в свое рабочее состояние. Он пытается получить обо всем представление и контроль над всем", - отметил сын бывшего предпринимателя.

По его словам, первое, что сделал в Германии его отец - это взял в руки iPhone и iPad. "Он не мог ждать. Он читал о них в тюрьме, но никогда не видел. Его не волнует еда или предметы роскоши, но держать в руках iPad, по его словам, - "это изумительно". Он всегда любил технологии", - рассказал сын Ходорковского.

В свою очередь, депутат Бундестага Марилуизе Бек после встречи с Ходорковским сообщила, что тот пока не планирует возвращаться в Россию. "Это на повестке дня не стоит", - заявила она, отметив, что бывший предприниматель находится в отличной физической форме.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей