Макрон поведет в Сирии свою игру

Новый президент Франции выступил с громким заявлением о возможности ударов в Арабской Республике без согласования с США. Это лишь сильный жест, не подкрепленный каким-то осмысленным сценарием для региона

Заявления президента Франции Эммануэля Макрона о возможности самостоятельной игры в Сирии без оглядки на США стоит расценивать как попытку самоутверждения в ситуации, когда никакой самостоятельности от него никто не ждал.

Макрон поведет в Сирии свою игру
Эммануэль Макрон. Фото: Sean Gallup/Getty Images

 Франция может нанести превентивные удары по складам химоружия в Сирии, не заручившись поддержкой Вашингтона: красной линией для нее станет применение оружия массового поражения Дамаском, заявил хозяин Елисейского дворца. Попутно Макрон отметил, что не намерен "быть слабым", осудив своего предшественника Франсуа Олланда за нерешительность, но также добавил, что смена власти в Дамаске больше не является для Парижа "абсолютным приоритетом".

И в США, и во Франции возникла нездоровая внутриполитическая ситуация, когда главы этих государств вынуждены преодолевать стереотипы и доказывать на международной арене, что они сильные лидеры – потому что это все время ставят под сомнение, отмечает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. 

В Штатах такой тренд наметился еще при Обаме, для которого идеей-фикс было показать, что он не тот слабак, проигрывающий Путину, каким его рисуют противники. У Трампа другой мотив, другая доминанта – он должен компенсировать на внешнеполитическом поле свою уязвимость внутри страны. 

Теперь в похожей ситуации оказался и Макрон – человек, от которого на момент его избрания меньше всего ожидали, что он будет сильным лидером, упрекали в том, что он марионетка Меркель и глобальных элит, пиар-проект, а не самостоятельный политик. В принципе, это так и есть, но проблема в том, что, заключив брак с Францией по расчету, новый президент должен теперь наполнить этот брак каким-то другим содержанием, и международная арена выглядит для этих целей вполне привлекательно, отмечает М.Ремизов. 

Нездоровой эту ситуацию можно назвать потому, что у некоторых, включая и президента Франции, есть потребность делать сильные жесты и принимать какие-то позы, при этом не имея программы преобразований и новой содержательной повестки, тем более в таком сложном регионе и в таком запутанном кризисе, как сирийский. В итоге возникает риск того, что решения будут приниматься не исходя из задач реализации того или иного осмысленного комплексного регионального сценария (пусть даже враждебного России), а исходя из соображений конструирования политического образа. 

"Этот риск и во Франции, и в США, с их выраженной культурой политического лидерства, сейчас велик, поскольку их президенты просто обязаны демонстрировать свою самостоятельность и решительность", - подчеркивает аналитик. 

Кроме того, у Франции есть особые отношения с Сирией, учитывая ее колониальное прошлое, и представления о том, что она знает этот регион лучше, чем англосаксы, имеет в нем рычаги влияния и несет за него особую ответственность. Но все эти соображения никак не подкрепляются каким-то сценарием для региона – его как не было, так и нет, отмечает эксперт. 

Действовать в Арабской Республие с согласия США или самостоятельно, в данном случае, вопрос второстепенный: главное, зачем, с какой целью. "Но возникает ощущение, что многие игроки действуют просто для того, чтобы показать, что они способны действовать. Ситуация своеобразная", - говорит собеседник "Утра". 

Возникает вопрос: не может ли Макрон, играя в пику Вашингтону, подружиться на этой почве с Россией? Михаил Ремизов уверен: этого не произойдет. "Французы еще при Олланде – и при Макроне, полагаю, будет полная преемственность подходов – были в отношении Сирии даже менее сговорчивыми и более жестко настроенными к российскому подходу, чем подчас американцы и тем более немцы. Мне не кажется, что здесь что-то изменится", - отмечает Михаил Ремизов. 

Что касается политики в отношении с других стран ближневосточного региона, то выбор между Катаром и Саудовской Аравией, который, как полагают наблюдатели, придется делать Макрону, для Франции не настолько трагичен. Париж при новом лидере вряд ли займет чью-либо сторону: и Катар, и саудиты имеют во Франции свое влияние, но, она не находится в том положении, чтобы быть вынужденной занимать чью-то сторону. Это – проблема самих этих региональных государств, и это не те державы, которые способны поставить европейские столицы перед выбором и втянуть в свой конфликт, считает эксперт. 

Более важно, как Франция будет определяться по отношению к возможному развитию событий вокруг Ирана, к нагнетанию напряженности вокруг этой страны, к новой стратегии изоляции Ирана со стороны США. До сих пор она относилась и относится к числу тех держав, которые стремились к международной разрядке с Ираном и поддерживали ядерную сделку, рассчитывая извлечь из нее выгоды, в том числе экономические. Франции и другим европейским игрокам не нравится идея республиканцев снова загнать Тегеран в угол. Но вопрос о том, как именно она отреагирует на события вокруг Ирана, если США будут гнуть свою линию, остается открытым.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей