Нефтяной рай местного масштаба

Геологи утверждают, что определенные территории Казахстана являются частями единого древнего морского бассейна, превратившегося теперь в подземное море нефти

ФОТО:
Казахстан на глазах превращается в нефтяной рай, настоящую Саудовскую Аравию на постсоветском пространстве. Премьер-министр республики Имангали Тасмагамбетов на открытии недавней 10-й международной нефтегазовой выставки KIOGE-2002 в Алма-Ате сообщил, что добыча нефти в Казахстане к 2015 году, по оптимистичным прогнозам, может составить 120-150 млн. тонн в год против 40 млн. тонн в 2001 году. Конечно, цифры скромные не только по саудовским, но даже по российским меркам (в РФ в одном только четвертом квартале этого года планируется добыть более 100 млн. тонн нефти), но все-таки это уже серьезная заявка. Премьер-министр отметил также, что "нефтяная отрасль Казахстана, будучи глубоко интегрированной в народно-хозяйственный комплекс бывшего СССР, оказалась втянута в кризисные явления. Но в настоящее время мы имеем очень динамично развивающуюся нефтяную отрасль".

Характерно, что это не голословные утверждения казахстанского руководства. "Инвестиции в нефтегазовую отрасль Казахстана в течение пяти лет могут составить порядка 20 млрд. долларов", – заявляет генеральный менеджер ExxonMobil Kazakhstan Inc. Джеймс Тейлор. Ссылаясь на данные министерства энергетики США, он сообщил также, что общий объем прямых иностранных инвестиций в Казахстан с момента обретения им независимости уже составил порядка 13 млрд. долларов. Львиная их доля направлена в минерально-сырьевой комплекс, который, по словам министра энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Владимира Школьника, составляет около 80% экономики государства. Помимо ExxonMobil тут можно встретить и такие "знакомые всё лица" как BP, Statoil, Chevron, ENI, TotalfinaElf и "ЛУКОЙЛ".

Что же так привлекает инвесторов в Казахстане? Прежде всего, конечно, Каспий. Давая характеристику каспийскому региону, Джеймс Тейлор со ссылкой на американских исследователей заявил, что "запасы каспийских углеводородов так же велики, как и доказанные запасы США, и даже несколько больше, чем доказанные запасы Северного моря". А кроме того, "Каспийский регион – один из немногих регионов в мире, в котором существует огромный неразведанный потенциал. Мы считаем, что потенциальные неразработанные ресурсы нефти и газа в регионе являются одними из самых крупных в мире". Ведь что бы там ни говорили об альтернативных источниках энергии, но большинство авторитетных экспертов мира утверждают, что еще лет 30 нефть и газ потеснить не удастся. Согласно прогнозам Международного энергетического агентства, до 2030 года спрос на углеводороды будет неуклонно возрастать: на нефть, в частности, на 1,6% в год. Так что в Казахстане озираются по сторонам и, встречая со всех сторон жаждущие взгляды, с удовлетворением отмечают, что "внимание всего мира приковано к Каспийскому региону".

Причем очень вероятно, что нефтью Казахстан обязан не только Каспийскому морю. На данный момент все разговоры о казахстанской нефти идут вокруг западных регионов страны – Атырауской и Мангистауской областей, где сосредоточены основные разведанные запасы этого энергоносителя. Здесь же добывается сейчас и основная часть казахстанской нефти. Некоторая часть запасов углеводородов есть также на юге страны (Кумкольское месторождение) и в Актюбинской области. Других крупных месторождений в Казахстане, согласно распространенной точке зрения, нет. Однако, по мнению ряда известных казахстанских геологов, у юго-востока страны тоже есть серьезные шансы войти в список регионов, богатых нефтью и газом. Они указывают на геологическую схожесть этого региона с расположенной по соседству Джунгарской впадиной на территории Синцзян-Уйгурского автономного района Китая, где, как известно, разрабатывается очень крупное месторождение: по прогнозам китайских нефтяников, к 2008 году ежегодная добыча нефти там составит 50 миллионов тонн. Так вот, казахстанские геологи утверждают, что соседствующие с КНР Зайсанская, Илийская, Прибалхашская и Алакольская впадины вместе с Джунгарской являются частями единого морского бассейна, существовавшего 280 миллионов лет назад и превратившегося теперь в подземное море нефти. Если эта гипотеза подтвердится (а геологи нашли уже немало соответствующих признаков), то Казахстан можно считать настоящим кораблем, плавающим по нефтяному океану.

Постепенно корабль обзаводится трубами. Качать в российскую трубу – вроде хорошо и спокойно, но хочется еще и "не зависеть". Да и планов громадье – нужно расширять экспорт, чтобы лучше жить. И инвесторы на это намекают. Предлагают "догрузить" казахстанской нефтью трубу Баку – Тбилиси – Джейхан, которую наконец взялись строить и даже признали рентабельной. Можно было бы еще рвануть в Азию, скажем, через Иран – ведь там, на Востоке, спрос на нефть сейчас растет гораздо быстрее, чем на Западе. Одним словом, и море есть, и плавать есть куда.

Впрочем, этого мало. Одного наличия впечатляющей потенциальной ресурсной базы и теоретических возможностей экспорта недостаточно для того, чтобы в страну хлынули из-за рубежа необходимые для этого деньги. Но в Казахстане есть и другой привлекающий фактор – вполне сносный инвестиционный климат. Так, по крайней мере, утверждает генеральный менеджер ExxonMobil Kazakhstan Inc. Джеймс Тейлор. Он поясняет, что под "здоровым инвестиционным климатом" его компания понимает "стабильный и прозрачный юридический режим, не предусматривающий произвольное введение правил и норм в принудительном порядке", а кроме того, "прозрачные и стабильные финансовые условия, которые позволяют получать адекватную прибыль, а также нерушимость контрактов и возможность обращаться в арбитраж для разрешения споров". То есть, в принципе, ничего удивительного или неожиданного: нормальные правовые условия для хозяйственной деятельности. Нормальные для "дальнего зарубежья", но, увы, не для "ближнего". Услышать положительный отзыв об инвестиционном климате страны СНГ – все равно что узнать о существовании жизни на Марсе (много говорили, но так и не нашли). Впрочем, Тейлор и иже с ним не дадут казахам расслабиться. "Процесс коммерциализации обширных ресурсов лишь начался. Для того чтобы закрепить этот успех, важно поддерживать здоровый инвестиционный климат", – говорит американский нефтяник.

Да, обладание энергоносителями в современном мире очень ко многому обязывает. Оно не позволяет расслабиться и жить в свое удовольствие, по своему разумению. Наглядный тому пример – режим Саддама Хусейна, не пускающий американцев к колоссальному нефтяному резервуару, который называется Ирак, и потому испытывающий массу неудобств. Все более настойчивыми бомбардировками США намекают Хусейну, что надо бы их впустить или уйти самому. Многие эксперты говорят, что такая же участь (разве что без бомбежек) может постигнуть и строптивого Туркменбаши, от которого бесполезно ждать стабильного доступа к его газу.

Казахстану в этом плане, конечно, живется проще: он пускает всех, и его лишь слегка подталкивают и направляют в вопросах улучшения инвестиционного климата и выбора маршрутов экспорта "черного золота". Тем не менее, в любом случае это игра опасная. Но зато перспектива стать местной Саудовской Аравией или Кувейтом разве так уж плоха? Игра стоит свеч! И не беда, что корабль-Казахстан выкачивает нефть у себя из-под киля (образующиеся пустоты ничем не заполняются, что повышает сейсмическую опасность ряда регионов) – ее, этой нефти, под килем все равно семь футов, и гораздо ближе и опаснее сегодня кажется мель финансовая.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей