Спецназ прошел по лезвию бритвы

Подробности действий бойцов "Альфы" в здании ДК на Дубровке. Наш собеседник – Павел Евдокимов, заместитель главного редактора газеты "Спецназ России", издаваемой Ассоциацией ветеранов подразделения антитеррора "Альфа"

ФОТО:
Наш собеседник – Павел Евдокимов, заместитель главного редактора газеты "Спецназ России", издаваемой Ассоциацией ветеранов подразделения антитеррора "Альфа".

"Yтро": Павел, как оценивают работу "Альфы" и "Вымпела" во время теракта в Москве ветераны этих подразделений?

Павел Евдокимов: Как филигранную. Об этом наглядно свидетельствуют хотя бы кадры, снятые в зале театрального центра и показанные по телевидению. Без преувеличения можно сказать, что сотрудники подразделения сделали почти невозможное: большинство заложников спасено, а террористы уничтожены.

"Y": Имеет ли данная операция аналоги в мировой истории антитеррористических мероприятий?

П.Е.: Нет, ни одна из самых громких операций антитеррористических подразделений различных стран просто не дотягивает до уровня этой ни по количеству заложников и террористов, ни по сложности ситуации, в которой пришлось работать "Альфе" и "Вымпелу".

"Y": Достаточно часто приходилось слышать, что после бесчисленных реорганизаций и политических кризисов профессиональный уровень "Альфы" значительно снизился. Но, судя по всему, последние события опровергают это утверждение…

П.Е.: Пусть не обижаются ветераны подразделения, но в смысле профессионализма "Альфа" никогда не была так сильна, как сейчас. Дело в том, что с момента вторжения боевиков в Дагестан бойцы подразделения непрерывно участвуют в операции в Чечне, работают там вахтовым методом. Ими накоплен ценнейший боевой опыт. На счету сотрудников десятки уникальных спецопераций по ликвидации и локализации главарей террористических структур. Придет время, и, наверное, этот опыт станет достоянием общественности.

"Y": Насколько ситуация, сложившаяся в ДК, была неожиданной для спецподразделений?

П.Е.: "Альфа" постоянно отрабатывает самые разнообразные сценарии захвата заложников, в том числе на транспорте и в помещениях. Разумеется, были заготовки и на этот случай. После Буденновска и Кизляра такое развитие событий не было неожиданностью.

"Y": Насколько были уверены бойцы в успехе штурма?

П.Е.: Без такой уверенности его было нельзя предпринимать. Хотя риск был очень велик. Террористы предполагали два варианта развития событий. Оптимальный для них заключался в том, что им удастся сформировать нужное для них общественное мнение, вследствие чего российское правительство капитулирует и начинает переговоры с Масхадовым и Басаевым. Едва ли стоит объяснять, к каким результатам бы все это привело. Надо сказать, что боевики были уверены в том, что так и получится. Но Бараев не исключал и другого варианта, который предусматривал штурм здания. В этом случае они привели бы в действие взрывные устройства, погибая вместе с заложниками и штурмующими. Помимо гибели почти тысячи невинных людей это также привело бы к катастрофическим в политическом плане последствиям. "Альфа" сумела пройти по лезвию бритвы, решив ситуацию с наименьшим числом жертв.

"Y": Обладали ли спецназовцы к началу штурма необходимым объемом информации?

П.Е.: ФСБ, МВД и другие структуры провели за эти дни колоссальную работу по сбору информации. Были тщательно опрошены все побывавшие в здании, люди, там работающие, изучены технические планы здания и коммуникаций. Таким образом, к началу штурма "Альфа" обладала достаточным количеством информации.

"Y": Имели ли место огневые контакты во время штурма или все террористы были нейтрализованы газом?

П.Е.: Часть террористок-смертниц в зрительном зале действительно уснули, и в этом состоянии были ликвидированы. Иного выхода не оставалось: все, кто носил "пояса смертников", были застрелены, ведь действие газа на каждого человека может быть различным, кто-то из них мог прийти в себя и привести в действие "адскую машину", или, если бы начались конвульсии, замкнуть контакты взрывателя. Кстати, газ подействовал не на всех: одна террористка открыла огонь из пистолета и пыталась бросить гранату, но была убита. Гранату с уже выдернутым кольцом вынули из ее сжатой руки. Другая смертница пыталась привести в действие "пояс", но была буквально изрешечена огнем нескольких сотрудников. Открыли огонь по штурмовым группам и со сцены, где находились мужчины-террористы, но их также мгновенно уничтожили. Один из них пытался в последний момент натянуть респиратор.

Совершенно иная картина была в фойе второго этажа, где и находилась основная часть мужчин-боевиков (зал в основном контролировали женщины). Газ подавался только в зрительный зал, и вне его террористы вовсе не напоминали сонных мух. Здесь был настоящий бой. Причем захватчики успели бросить несколько гранат. Счет шел на секунды, и "альфовцы" сработали чисто. Вероятно, террористы продумывали и пути отхода: многие из них были уже переодеты в гражданскую одежду. Один боевик пытался скрыться, сбросив камуфлированную куртку. Под ней была надета футболка с фирменным логотипом "Норд-Оста", но впопыхах он забыл, что на нем камуфлированные брюки и военные ботинки.

"Y": Как спецназовцы проникли в зал? Использовались ли подземные коммуникации?

П.Е.: Часть прорвалась через холл, другая группа - из смежного помещения, неконтролируемого боевиками. Бойцы с помощью взрывчатки сделали пролом в стене, и вошли через него. А что касается коммуникаций, то это - отдельный разговор.

"Y": Какова была роль в штурме спецназа внутренних войск и СОБРа?

П.Е.: Спецназ внутренних войск и СОБР осуществляли огневое прикрытие операции, блокировали подходы к зданию. СОБР вошел в вестибюль центра. Но получилось так, что собровцам почему-то перед штурмом не был введен антидот, и они, наглотавшись газа, не смогли действовать.

"Y": Были ли потери среди бойцов спецподразделений?

П.Е.: Убитых нет, есть несколько раненых и контуженных. Один из бойцов "Альфы" был ранен накануне штурма при следующих обстоятельствах: вечером 24 октября двум заложницам удалось бежать, выпрыгнув из окна второго этажа. При этом одна из них сломала пяточные кости на обеих ногах и закричала. Им на помощь бросились четверо бойцов "Альфы". Крик услышали и террористы. Подбежав к окну, бараевцы открыли огонь. Пока трое бойцов помогали бежавшим девушкам, четвертый взял боевиков на прицел. Но стрелять он не мог - террористы обещали за каждого убитого боевика убивать десять заложников. Тогда офицер начал "танцевать" (есть такой прием у сотрудников "Альфы"), чтобы вызвать огонь на себя. По нему дважды выстрелили из подствольного гранатомета. Но, по счастью, бандиты промахнулись - боец получил лишь легкое ранение плеча.

"Y": В СМИ уже прозвучали утверждения, что концентрация газа была слишком велика, что и привело к гибели части заложников, а также что газ является новейшей разработкой, и это был своего рода эксперимент на живых людях. Как вы можете прокомментировать подобные сообщения?

П.Е.: Они не соответствуют действительности. То, что это был обычный усыпляющий газ, свидетельствует хотя бы то, что лица террористок, показанные по телевидению, были спокойными. Если бы применили нервно-паралитическое средство, они были бы искажены, на губах была бы пена, конечности судорожно сведены. То, что это было известное средство, подтверждают заключения медиков. На людей, находящихся в нормальном состоянии, газ не произвел бы такого сильного воздействия. Но, как известно, даже обыкновенный наркоз противопоказан ряду пациентов, например, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями. Большинство же заложников находилось в состоянии крайнего физического и психологического истощения, им почти не давали воды - наступило обезвоживание организма. У многих обострились хронические заболевания, почечная и сердечно-сосудистая недостаточность. Кроме того, с того момента, когда был пущен газ, и до начала реанимационных мероприятий прошло значительное время. По-другому было невозможно. Пока закончился бой, и террористы были добиты, пока людей вытаскивали из зала, пока они были доставлены в больницу, прошло почти полтора часа. Для многих этот срок оказался слишком большим. Но, как свидетельствуют медики, смерть наступала не от отравления как такового, а от сердечной недостаточности и иных причин. То есть газ лег на тяжелое физическое состояние заложников, спровоцированное бесчеловечными действиями террористов. Но без применения спецсредств погибли бы все. В здании было установлено пять мощных фугасов, которые могли быть приведены в действие или же сдетонировали бы от взрыва "поясов шахида". Здание попросту бы сложилось.

"Y": Как вы считаете, насколько были самостоятельны террористы в принятии тех или иных решений?

П.Е.: Собственно говоря, они и сами не скрывали, что выполняют чужую волю. А именно Басаева и Масхадова. Так, во время очередных телефонных переговоров с Немцовым Бараев не выдержал и в сердцах сказал: "Что ты ко мне пристал! Иди, звони Басаеву - я не уполномочен решать!" Это были обычные отморозки, чьей задачей был захват здания и заложников, после чего к процессу переговоров должны были подключиться более "авторитетные" бандиты. Последние часы трагедии свидетельствовали о том, что они почему-то перестали получать инструкции, которые ждали, начали нервничать и вести себя не адекватно.

"Y": А известно что-либо о международных контактах террористов?

П.Е.: Пока что эта информация не предается гласности. Но связь очевидна: например, материал, показанный "Аль-Джазирой". Представители радиокомпании ВВС пригласили меня побеседовать в прямом эфире (вещание шло на Великобританию) с Мовлади Удуговым. Первым моим желанием было бросить трубку, но потом я рассудил, что не стоит радиослушателей оставлять наедине с этим отморозком, и предложение принял. Я сказал, что требования террористов невыполнимы хотя бы потому, что в случае вывода войск начнется массовое истребление той части населения Чечни, которая не поддерживает мятежников. На это Удугов заявил: "Господин Евдокимов говорит так, как его учили", и что таких людей в Чечне меньшинство, и это, по его выражению, "обоз". Далее последовали его обычные сентенции. Среди всего прочего он произнес: "Здание театрального центра полностью контролируется чеченскими подразделениями". Из чего я сделал вывод, что он хорошо информирован не только о подготовке к этой акции, но и о ее ходе.

"Y": Как влияли на работу спецподразделений СМИ?

П.Е.: Очень осложняли. Сразу после того, как в телеэфире прозвучало, что части людей удалось укрыться в гримерках и подсобных помещениях, бандиты сразу же принялись "отрабатывать" эту информацию. Затем на первом канале ведущий буквально заставил Александра Цекало рассказать о возможных подходах к ДК. Был показан сюжет, как бойцы "Альфы" одевают шлемы и бронежилеты, готовясь к штурму. Была и масса других эпизодов, объективно работающих на террористов. Несколько раз ЦОС ФСБ был вынужден вмешиваться. Все это заставило бывших командиров группы "А" обратиться к руководству ФСБ и Администрации президента России с просьбой организовать встречу с продюсерами ведущих телеканалов. На ней планировалось обратиться к ним с просьбой сократить объем эфирного времени, посвященного событиям вокруг ДК, дабы не нагнетать и без того большое напряжение и быть более ответственными при подачи информации. Мне была поручена организация этой встречи. Она должна была состояться в воскресение, в 14:00. Но вынужденный штурм сделал ее излишней. Но совершенно очевидно, что в информационную политику государства должны быть внесены определенные коррективы.

"Y": Каково сейчас настроение у бойцов "Альфы"?

П.Е.: Как вы знаете, в воскресение состоялась встреча сотрудников спецподразделений, участвовавших в штурме, с Владимиром Путиным. Президент по-мужски поблагодарил бойцов за проявленный героизм. Ребята прекрасно сделали свою работу, и настроение у всех приподнятое. Хотя, конечно, и сейчас ряд наиболее одиозных политиков и СМИ поспешили добавить свою ложку дегтя.


Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей