Краше всех те, которые вымерли

Когда всё падает и разбивается, люди наступают друг другу на ноги, садятся мимо стула – это очень смешно. Было. Во времена раннего Чаплина. С тех пор прошло 80 лет. Эльдару Рязанову примерно столько же. Плакать хочется...

Затерянный мир (The Lost World)
Великобритания, 2001, 152 мин.
Режиссер: Стюарт Орм
В ролях: Питер Фальк, Боб Хоскинс




Вначале был "движок". И мог "движок" оживлять динозавров. Сперва оживил кучку робинзонозавров, застрявших на острове и радостно принимающих в гости вкусных людей. Потом "движком" завладели телевизионщики из Би-Би-Си и забабахали целый документальный сериал про то, как развивалась жизнь на планете. Спилберг отгрохал две части, сериальщики – несколько десятков. Тема вроде как сдулась, но оставался "движок" и, видимо, нераспроданные запасы игрушечных тиранозавров. В начале века киношники осмотрели "движок", подлатали, смазали и запустили еще два проекта. По ту сторону океана творчески развили наследие Стивена Ужасного, по эту – взгляд упал на "Затерянный мир", тем более что если и не всей книге, то ее названию был уже сделан неплохой пиар. И ожили подзабытые профессор Челленджер со товарищи, и отправились в Южную Америку – ходить неведомыми путями в поисках неведомых зверушек.

Экранизация одного из лучших фантастических романов всех времен получилась достойная. Динозавров, конечно, поменьше, чем в "Парке", и выглядят они покосолапее – так ведь делали их в Англии и для ТВ.

Англичане довольно осторожно относятся к своему литературному наследию. Дословно не цитируют, но и совсем уродовать не позволяют. Концовку, правда, смазали в угоду современности. Если в книге бравый профессор тыкал в лица неверующим коллегам живым птеродактилем, то в фильме он вдруг становится на сторону зверушек и объявляет только что выскользнувшую в форточку крылатую ящерицу ощипанным грифом. Чтобы жадные ученые не растащили всех динозавров по зоопаркам да лабораториям, а позволили спокойно и дальше плодиться да размножаться. Сэр Артур им судья.


Я – свидетель (I Witness)
США, 2003, 100 мин.
Режиссер: Роуди Херрингтон
В ролях: Джефф Дэниелс, Джеймс Спейдер

В антиглобалистском угаре Голливуд, шизофренически отрываясь от своих же корней (потому как сам есть первейший глобалист), иногда совсем уж заговаривается.

Что большие корпорации суть современные ипостаси Гитлера, вам хоть кто скажет. Хоть Джулия Робертс в коротком топике и обтягивающих шортах, хоть Аль Пачино с Расселом Кроу в борьбе против сигаретного дыма. Но изображение мексиканских наркобаронов хорошими людьми, пусть и в сравнении с теми же корпорациями, это, друзья мои, перебор.

В Мексику приезжает Джеймс Родес (Джефф Дэниелс), член комиссии ООН по правам человека. Человеков в Мексике как собак нерезаных, и прав у них столько же. Правда, Джеймса интересует только одно право – избирать и быть избранным в один местный профсоюз, и за это право он готов биться как лев. Чтобы это святое право ни одна зараза не попрала. Чтобы встал посреди мексиканских кактусов могучий защитник всех сирых и обездоленных, вырвал из пасти у капиталистов достойную зарплату, оплачиваемый отпуск, социальный пакет, право на забастовку и пионерские лагеря для мексиканских детей. Капиталистический монстр после таких дел, верняк, загнется и перенесет производство в какой-нибудь Китай. Но Джеймсу фиолетово. Поедет, если надо, китайские права позащищает.

Но в ночь приезда подвернулась совсем другая, более масштабная шарашка. Полиция откопала в заброшенном тоннеле 27 трупов. И мистер Родес кинулся разбираться и копать истину. Внимание на себя обратил. А внимание в Мексике дорого стоит. Пули стоит точно. И не одной. И полетели пули в Джеймса и в нового его товарища, честного мексиканского полицейского (что есть почти оксюморон). Тоннель несколько лет назад выкопал местный наркобарон. Потом увидел, что его детище ведет из одной части города в другую, а вовсе не в США, и забросил. А теперь очень обижается, что гринго хочет повесить на него собак и трупы.

Двойственное ощущение от фильма обеспечивается, с одной стороны, хорошими актерами, которые стараются играть хорошо и это им удается, с другой – невнятным сценарием на затасканную до дыр тему.


Ключ от спальни
Россия, 2003, 136 мин.
Режиссер: Эльдар Рязанов
В ролях: Евгения Крюкова, Сергей Маковецкий, Николай Фоменко, Сергей Безруков, Владимир Симонов

Лето 1914 года. Последние месяцы нормальной жизни России, конкретно – Петербурга. Скоро война, потом революция, потом опять война, потом перестройка, а затем 300-летие (которому фильм и посвящен) – слишком много несчастий для отдельно взятого города.

На экране же Серебряный век и декаданс. Бледные гражданки с наклонностями к адюльтеру, волосатые граждане с любовью к кокаину и суициду, румяные, крепкие военные со страстью к картам, коньяку и женщинам. В центре истории – отставной майор (Владимир Симонов) с красавицей женой (Евгения Крюкова). Недалекий и наивный, он не замечает, что всего "друзья" и знакомые ходят в гости не с целью пообщаться с ним, а с намерением поправить его прическу за счет добавления рогов. Супруга же "вся такая противоречивая" – и мужу изменять не хочет, и страсти жаждет. Хочет большой и чистой любви, но чтоб без сеновала. Раздает авансы, но зажимает зарплату. Из трех претендентов – поэта-декадента (Маковецкий), ученого-ботаника (Безруков) и фабриканта-мануфактурщика (Фоменко) – она выбирает последнего и обещает ему отдаться. Но муж прознает про изменнические планы; правда, он не знает, кто из трех подлец-растлитель, и на всякий случай подозревает всех. Происходит много неразберихи, почвенных и беспочвенных обвинений и путаницы.

Раньше этот стиль назывался фарсом (а если персонажи еще и пели – то водевилем), сейчас его кличут ситкомом. Английское матерщинно звучащее слово означает самый беспонтовый комедийный жанр, если не брать в расчет "черные" пародии. Когда всё падает и разбивается, люди наступают друг другу на ноги, садятся мимо стула – это было очень смешно во времена раннего Чаплина. С тех пор прошло 80 лет. Эльдару Рязанову примерно столько же. Общим местом стало, упоминая о былых заслугах, ругать его новые фильмы, но когда у режиссера лучше получаются книги, может, стоит задуматься о смене профессии?

Актеров он, конечно, способен собрать почти любых. "Сниматься у Рязанова" до сих пор у нас в стране звучит как звание и уступает только "Народному артисту". Маковецкий, Безруков, Фоменко, Симонов тянут "Ключ от спальни" как репку. Безуспешно. Тем более что к репке прицепилась Евгения Крюкова. Красивая женщина была к месту в роли страдающей дворянки в "Петербургских тайнах". Любое другое амплуа, а особенно комедийное, смотрится довольно фальшиво, переигрывания и нарочитая манерность вызывают чувство неловкости.


Кассеты предоставлены компанией "Союз-видео".

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей