Долги наши царские...

Если Россия является правопреемником СССР (т.е. отвечает по его долгам), то СССР правопреемником царской России никогда себя не считал. Поэтому французам не светит получить полные выплаты по царским облигациям




Революции – дело выгодное в плане финансов, но рискованное. Конечно, заманчиво объявить себя принципиально новым государством и отказаться отвечать по долгам прежнего правительства. Но кредиторы почему-то всегда думают, что долг красен именно платежом, и поэтому нет никакой гарантии, что детям или внукам счастливых революционеров не придется расплачиваться по дореволюционным долгам, да еще с набежавшими процентами. По крайней мере, долговая проблема может стоить им немалых нервов.

Именно эта проблема вновь всплыла в российско-французских отношениях. Совсем недавно французская Ассоциация держателей облигаций царских займов (АФПЕР) обратилась в Парижский суд высшей инстанции с требованием наложить арест на культурные ценности из Эрмитажа, экспонирующиеся на выставке "Париж – Санкт-Петербург, 1800-1830" в соборе парижского Дома инвалидов.

История вопроса вкратце такова. Россия еще при Александре I (с 1822 г.) стала размещать государственные ценные бумаги во Франции. Наибольшего масштаба эти операции достигли при Александре III, когда Россия нуждалась в инвестициях для строительства железных дорог и развития промышленности. Правительство Франции поощряло эти операции, и они проводились с большим размахом, суля большие доходы тем, кто покупал российские ценные бумаги. Вскоре добрая половина населения Франции оказалась в кредиторах Российской империи. На деньги, полученные от продажи за рубежом царских облигаций, в России была построена большая часть железных дорог, в том числе и Транссибирская магистраль, морские порты, заводы в Москве и Петербурге, монументальные здания. А когда началась Первая мировая война, правительство Франции призывало граждан покупать российские ценные бумаги, чтобы помочь союзнику.

Но затем произошла большевистская революция 1917 года. Новая власть отказалась быть правопреемником царской России, и все прежние ценные бумаги потеряли всякую свою ценность. Правда, через 10 лет советское правительство, нуждаясь в новых заимствованиях, выразило готовность погасить царские долги, предлагая 15% их номинальной стоимости – в обмен на новые французские кредиты. Но такое предложение было французами отклонено (и, как впоследствии выяснилось, очень даже зря). Затем последовали войны (Вторая мировая и "холодная"), когда было не до старых претензий...

Почти целое столетие многие семьи во Франции хранили стопки красиво оформленных царских облигаций. Тысячи французов могут рассказать историю, как их бабушки и дедушки, вложившие все свои накопления в эти ценные бумаги, оказались полностью разоренными после революции 1917 г. и умерли в нищете. По Франции прокатилась тогда волна самоубийств. Тем не менее, три поколения французов не оставляли надежды на то, что Россия когда-либо начнет платить долги. И их надежды оправдались. Правда, всего на один процент...

В 1986 г. Россия сумела договориться с британскими кредиторами, согласившись уплатить им 54,78% номинальной стоимости царских долгов (британцы составляли вторую по величине группу российских кредиторов); было выплачено $120 миллионов. Затем, в 1997 г., Россия заключила соглашение и с правительством Франции, по которому обязалась выплатить французским кредиторам 3 млрд франков, что в тот момент было эквивалентно $400 млн, причем эти деньги должны были быть выплачены восемью частями по $50 млн каждая.

Однако на этом претензии к России не закончились. На изменении курсов валют французы потеряли порядка 400 млн. франков (выплаты осуществлялись в долларах), но не это главное. А главное то, что, по оценкам АФПЕР, согласованная на межправительственном уровне сумма составила менее 1% от общего объема "царских долгов" России: за 20 облигаций, стоивших в 1906 г. 10 тыс. франков, в 1997 г. можно было получить менее $1 тысячи. Дотошные эксперты тут же подсчитали, что семья, приобретшая два десятка облигаций в 1906 г., могла бы тогда на эти деньги купить участок в сельской местности и построить себе добротный дом. Теперь же на "доход" от российских ценных бумаг их потомки могут внести месячную плату за квартиру в Париже.

Однако Париж, заинтересованный в поддержании хороших отношений с Москвой, не хочет более участвовать в исторических разборках и потому лишил кредиторов царской России своей поддержки, порекомендовав им предъявлять частные иски непосредственно России. Более того, предвидя возможные неприятности на почве неудовлетворенности французских кредиторов, в апреле нынешнего года правительство Франции официально гарантировало неприкосновенность культурных ценностей, "предоставленных Российской Федерацией во временное пользование французскому государству".

Тем не менее, небольшой скандал в Париже все же состоялся. Небольшой – потому что речь шла не о всей сумме царских долгов, а о долговых обязательствах дореволюционного Санкт-Петербурга перед французами на сумму, эквивалентную 6 млн евро. Дело дошло даже до появления на выставке судебных приставов, хотя описать имущество им так и не дали.

Впрочем, эксперты убеждены, что АФПЕР ничего не получит. Российский МИД в ответ на исковые угрозы французов сослался на соглашение 1997 г., назвав все дальнейшие разбирательства по "царским долгам" сугубо внутренним французским делом. И действительно, претензий к России здесь быть не может, поскольку она выполнила условия соглашения с Францией: $400 млн. выплачены французскому правительству, а уж как оно их распределило между кредиторами – это не наше дело. Но главное – в том, что если Россия является правопреемником СССР (т.е. отвечает по его долгам), то СССР правопреемником царской России никогда себя не считал. И с точки зрения международно-правовой доктрины, имел на это полное суверенное право. Так что российско-французское соглашение 1997 г., какие бы мизерные выплаты оно ни предусматривало, следует рассматривать всего лишь как акт доброй воли со стороны богатой и щедрой России, решившей помочь бедным французам, которых в свое время "кинули" большевики. Зачем России понадобилось это делать? Затем, чтобы ее саму достойно приняли в клубе международных кредиторов.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей