На Балканах процветает невольничий рынок

Криминальная секс-индустрия остается "фирменным знаком" оргпреступности на территории бывшей Югославии. Особенно остро проблема торговли людьми и насильственного вовлечения в проституцию стоит в Косово




В последние годы "фирменным знаком" оргпреступности на территории бывшей Югославии стала криминальная секс-индустрия. Полицейские эксперты Интерпола и Европола отмечают, что к настоящему времени этот "бизнес" прочно укоренился в Сербии, Черногории, Боснии, Косово, Македонии, а также Албании. Прибыли, которые сегодня получают балканские работорговцы, вполне сопоставимы с доходами от трафика наркотиков и торговли оружием – этими до недавнего времени основными специализациями местных преступных кланов.

Спустя год после окончания вооруженного конфликта в Косово проблема торговли людьми и насильственного вовлечения в проституцию приобрела здесь такую остроту, что руководство Международной полиции ООН создало специализированный отдел для борьбы с этим видом преступлений.

Как известно, полиция ООН действует в провинции уже почти 5 лет. В июне 1999 г. в Косово был введен многонациональный миротворческий воинский контингент – КФОР, тогда же здесь начала свою работу миссия ООН, под эгидой которой и была образована международная полиция (Civpol). Сегодня в Косово работают представители полицейских ведомств из 49 стран мира.

В сентябре 2000 г. Комиссар международной полиции подписал приказ об учреждении нового отдела – TPIU (Trafficking and Prostitution Investigation Unit). Руководство этого отдела размещается в Главном штабе международной полиции в Приштине. Кроме того, отделения TPIU действуют во всех пяти регионах Косово. Главная задача отдела – выявление и привлечение к уголовной ответственности владельцев подпольных борделей (фактически, работорговцев) и членов групп, занимающихся поставкой в Косово "живого товара". Но несмотря на это, ситуация с секс-работорговлей в Косово по-прежнему остается крайне тяжелой.

Повседневная деятельность TPIU – это главным образом выявление женщин – гражданок иностранных государств, род занятий которых и само пребывание в Косово вызывают "обоснованные подозрения" полиции. Регулярно проводятся рейды в местных барах, ночных клубах, ресторанах и прочих увеселительных заведениях. Поскольку количество сотрудников TPIU довольно ограничено, в качестве дополнительных сил к участию в рейдах часто привлекаются полицейские из других подразделений и военные КФОР. Часто в ходе проверки того или иного увеселительного заведения оказывается, что среди "официанток", например, нет ни одной местной жительницы – сплошь иностранки. Как правило, такие "работницы" либо не имеют документов, либо предъявляют поддельные. На традиционный вопрос полицейских, каким образом они попали в Косово, девушки обычно отвечают молчанием. Большинству их них действительно нечего сказать: они и сами не ожидали, что в конечном счете окажутся здесь – ведь ехали-то в Италию или Грецию.

Из показаний, которые дают задержанные, складывается следующая картина. Молодая девушка из восточно-европейской страны (чаще всего это Молдавия или Румыния), отчаявшись найти нормальную работу у себя дома, решает попытать счастья за границей через "фирму", которая занимается "набором персонала" для работы в благополучных западных странах. Чаще всего в рекламе фигурируют Греция, Италия или Франция. Условия работы заманчивы – оплата в валюте, комфортабельное жилье, достойный работодатель. Как правило, требуются няни в богатые семьи, официантки, горничные, прочая обслуга. Главное, что от потенциальных кандидаток на трудоустройство не требуют каких-либо профессиональных навыков, владения иностранным языком и рекомендаций. Не нужно ничего, кроме ограничения по возрасту (например, не старше 23 или 25 лет). Еще указывается, что весьма желательны "привлекательные внешние данные".

По данным TPIU, большинство женщин – жертв международного трафика составляют уроженки Молдавии. Кроме них в плен к косовским сутенерам попадают жительницы Румынии, Украины, Белоруссии, Болгарии, в меньшей степени – России и некоторых других стран. Тесно сотрудничающая с ТPIU международная неправительственная организация IOM (International Organization for Migration, Международная оргранизация по миграции) в одном из своих недавних отчетов приводит следующие цифры: 52% проституток, выявленных в Косово, – гражданки Молдавии, 23% – румынки, 13% – жительницы Украины, 5% – болгарки, 3% - гражданки Албании, 3% составляют местные жительницы (косовские албанки) и 1% – россиянки. О возрасте жертв косовского "секс-бизнеса" можно судить по следующим цифрам, также имеющимся в распоряжении ТPIU и IOM: подавляющее большинство составляют женщины от 18 до 24 лет – 58,4%; от 25 до 30 лет – 21,8%; от 14 до 17 лет – 12,5%; свыше 30 лет – 7,3%. Больше половины из них не имеют законченного среднего образования.

В IOM считают, что три четверти женщин, оказавшихся в Косово на положении невольниц, не ожидали, что за границей вместо обещанной легитимной работы им будет отведена роль проституток. По мнению же большинства полицейских, работающих в TPIU, порядка 70% косовских невольниц либо заранее знали, либо сознательно допускали, что за границей им предстоит заниматься проституцией. Полной неожиданностью для них оказывается не род занятий, а фактическое рабство и невыносимые условия, в которых они очутились, доверившись "работодателям". Но все специалисты едины в главном – основная причина, по которой девушки из Восточной Европы в массовом порядке связываются с сомнительными "фирмами" и столь же сомнительными "посредниками", – крайняя неустроенность жизни в своей стране, отсутствие возможностей и перспектив. На сотрудниц отделения IOM в Косово, например, огромное впечатление произвел рассказ одной из их подопечных – 16-летней девушки из Молдавии – о том, как она работала на стройке и получала за тяжелый физический труд 50 центов в день. Плачевное положение большинства девушек, ставших жертвами балканских работорговцев, усугублялось еще и тем, что, начиная самостоятельную жизнь, они не могут рассчитывать на какую-либо поддержку и помощь со стороны своей семьи. Многие из них (согласно статистике IOM) росли в неполных или неблагополучных семьях, как правило, многодетных, а почти треть регулярно подвергались физическому насилию со стороны ближайших родственников. Почти 38% невольниц составляют молодые матери-одиночки, оказавшиеся с малолетними детьми практически без средств к существованию.

Большинство подпольных косовских борделей контролируют бывшие члены УЧК (Армия освобождения Косово), соответственно, получая значительные отчисления. Причем доходы от подобных заведений (равно как от торговли наркотиками) являются для "борцов за независимость" края чуть ли не главными источниками финансирования. Об этом не стесняясь заявлял в интервью американской кампании MSNBC некий Али Ахмети – лидер одной из вооруженных "повстанческих" групп, действующих на территории Македонии. УЧК, формально расформированная после ввода в провинцию войск КФОР, остается и сегодня очень серьезной силой в Косово, последние события в крае еще раз это подтвердили. Большинство местного населения предпочитает не обострять отношений с теми, кто имеет хоть какое-то отношение к этой организации. Кстати, бывший командующий УЧК Хашим Тачи – ныне лидер второй по величине политической партии в Косово (ПДК), член местного парламента.

Поэтому неудивительно, что желающих давать показания против сутенеров-боевиков среди местного населения не находится. Да и многие местные относятся к ситуации. Проституция – это ведь выгодный бизнес.

Организованные преступные группировки косоваров давят и на международных полицейских. Так, после неоднократных угроз был вынужден сменить место жительства украинский офицер – сотрудник приштинского отделения TPIU. Ранее благодаря его усилиям полиции удалось закрыть самый известный в Приштине ночной клуб "Майами" и привлечь его владельца к уголовной ответственности за насильственное вовлечение женщин в проституцию.

Более того, косовские сутенеры при поддержке покровителей – бывших УЧКистов имеют возможность давить и на суд. Уголовные дела о вовлечении в проституцию, как правило, рассматриваются местными судьями, 99% из них – косовские албанцы. Иностранные же судьи и прокуроры, работающие под эгидой миссии ООН, преимущественно занимаются делами о военных и межэтнических преступлениях. Только произволом судей можно объяснить неоднократно повторяющуюся ситуацию, когда, несмотря на, казалось бы, самые убедительные доказательства, сутенеры отделывались лишь чисто символическими наказаниями.

Так что подпольная работорговля в Косово продолжает оставаться криминальным бизнесом №1. Но косовские сутенеры – это только одно из звеньев хорошо работающего конвейера. Бороться с трафиком женщин можно, только если за дело возьмутся полицейские силы так называемых стран-источников – Молдавия, Украина, Румыния и др. Прежде всего, взаимодействие предусматривает оперативный обмен информацией. К примеру, когда по данным, полученным в Косово, привлекается к ответственности вербовщик в Молдавии или в Болгарии. Кроме того, очень важно обеспечить полицейской охраной женщин, выступавших в суде уже после возвращения в свою страну. Ведь главная причина отказа от дачи показаний – страх, что преступники смогут расправиться со свидетельницей или с ее близкими уже на родине.

Также необходимы более тесные рабочие контакты с полицией в странах Западной Европы. Известно, что около 50% проституток, привезенных в Косово, затем переправляются в Албанию, а оттуда – в Италию, Англию и Францию. В той же Италии бизнес на секс-невольницах контролируют преимущественно албанские преступные группировки. По оценкам итальянской полиции, на территории страны "работают" более 50 тыс. проституток из Восточной Европы, а доходы гангстеров-сутенеров составляют десятки миллионов долларов в год.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей