От нашего шоу-бизнеса вянут уши

В интервью "Yтру" лидер группы "ХЗ" Карабас рассказывает, что заставило музыкантов после 15 лет "домоседства" выйти на сцену. А также доходчиво объясняет, когда артистам можно материться, а когда – ни в коем случае




Их называли "самой панковской панк-группой" страны. Им предсказывали вечное прозябание в подполье – ну разве может рассчитывать на массовый успех группа, в названии которой фигурирует матерное слово? При этом их записи расходятся на ура не только среди туповатых подростков, но и среди "тех, кому за 30".
В сентябре группа из подмосковного города Видное "Х.. забей", которую в эфирах радиостанций объявляют просто как "ХЗ", дала свой первый электрический концерт, отметив таким образом 15-летие творческой деятельности. Помимо бессменных создателей и руководителей коллектива Карабаса и Бегемота, на сцену в этот вечер вышли такие персонажи как Марина Хлебникова, Найк Борзов и другие известные личности, чьи голоса можно услышать на альбомах "ХЗ".
Корреспондент "Yтра" встретился с композитором и основным вокалистом группы Карабасом, чтобы выяснить, чем вызвано решение "выйти из подполья". Беседа прошла в студии Аркадия Укупника, где Карабас работает звукорежиссером.
<
/p>

"Yтро": В этом году вашему ансамблю исполнилось 15 лет. Как ощущаете себя в столь солидном возрасте?

Карабас: Ну что вы, 15 лет – это юный возраст. Ощущения очень хорошие, бодрые, веселые. Очень клево, что за это время сделано столько всего хорошего. А тут еще и концертная деятельность начинается – словом, очень все позитивно и здорово у нас.

"Y": Кстати о концертах. Сыграть первый официальный концерт, разменяв полтора десятка лет, – не поздновато ли для рок-группы?

К: Действительно, у нас получилось так, что концертов не было вообще. Песни сочинялись, альбомы писались, а на сцене мы не выступали. Могли, конечно, для друзей что-то там сыграть под гитару на кухне – если уж очень попросят. А этим летом была пара мероприятий таких акустических. Под две гитары мы с Бегемотом в небольшом клубе спели несколько песен. И поскольку, как оказалось, у людей есть реальный интерес к нашему творчеству, мы прикинули, пообщались с разными музыкантами и решили собрать состав.

"Y": С чего начинался "Х... забей"?

К: Я пишу музыку, Бегемот пишет все стихи. Мы знакомы с детства, жили в Видном на одной лестничной клетке. Потом вместе учились в школе, играли в школьном ансамбле. Конечно, там никакого мата не было – мы играли репертуар групп типа "Машины Времени"... После школы мы ушли в армию. Из вооруженных сил Бегемот пришел с такой реально отъехавшей крышей. Вернулся панком с ирокезом и серьгами. Помните перестроечный советский фильм "Авария – дочь мента"? Так вот, роль самого колоритного панка там исполнил как раз Бегемот. Правда, играть ему ничего не надо было – он таким по жизни и был. Короче, он привез с собой кучу текстов – своих стихов. Все они были маленькие и смешные. И в 1989 году он и говорит: давай что-то такое экстремальное сделаем, типа "Секс Пистолз". Я взял тексты, начал музыку придумывать. Но получилось что-то совсем по-другому. Сходу записали три альбома, а дальше – пошло-поехало...

"Y": А название-то откуда взялось?

К: Название всплыло как-то само по себе на записи первого альбома. Хотя есть еще красивая история: первый альбом мы писали на квартире, рядом шла стройка, а на заборе было написано "Х... забей". Понятное дело, что брали мы это название сознательно. Само по себе слово "х..." в названии – оно как бы ставило нас вне закона. Вроде как и есть такая группа, а вроде как ее и нет. Нас это забавляло и вполне устраивало.

"Y": Тем не менее, сейчас матом никого особо не удивишь. Как относитесь к "коллегам по матерному цеху" – Лаэртскому, Шнурову и прочим?

К: Лаэртского мы очень любим и уважаем. Нашему творчеству он дал мощный толчок. Бегемот как-то раз случайно попал на его концерт, и на него это произвело большое впечатление – когда парень просто сидел, под гитару пел и крыл всех. У Лаэртского реально много хорошего материала. Он идет своим путем. А что касается группы "Ленинград" – у меня к ней тоже вполне положительное отношение. Мне не все их песни нравятся, но есть очень хорошие вещи. Причем как раз те, в которых мата нет. Другое дело, что, может быть, это чересчур разухабисто и слишком уж для народа сделано. Стилистика вся эта – бухло и все такое – народу близка.

"Y": Да, но ведь было время, относительно недавнее, когда и "Ленинград" слушали немногие. Нет какой-то зависти – все-таки, вы гораздо раньше начали "матом петь"?

К: Нет. У меня вообще зависти ни к кому, никогда, никакой нет. Совершенно спокойно себя в этом смысле чувствую. И если говорить о какой-то звездности, то мне достаточно тех ощущений, когда мои знакомые, друзья, высоко оценивают то, что мы делаем. У нас большая компания, мы часто собираемся вместе. Их реакция – да, важна. То, как это дальше распространяется – на самом деле, не очень.

"Y": Раз уж речь зашла о друзьях – расскажите, кем приходятся группе "ХЗ" такие именитые персонажи поп-сцены, как Марина Хлебникова и Найк Борзов.


Фото: hzabei.ru

К: Найк Борзов тоже из Видного, тоже жил с нами в одном подъезде. Только этажом ниже. Он помладше нас, и когда мы играли в одном из наших проектов, еще до "ХЗ", назывался он "Серп и Молот", Найк все время где-то рядом бродил, все время говорил: возьмите меня в певцы. И мы взяли. Сначала он начал петь в "Серпе", а потом и в "ХЗ" – где-то с четвертого альбома. Дальше он двигался, рос очень круто. То, что делает Найк сейчас, нас очень радует. Но он и теперь не считает зазорным спеть "х...вские" вещи на своих концертах – ту же "Анюту", например. Мы – только рады.

С Мариной Хлебниковой мы давно дружим. Я звукорежиссер, занимаюсь студийными проектами. Познакомились мы с ней очень давно на записях всяких реклам. Когда она сама стала двигаться как певица, я, насколько мог, помогал ей. Потому что Марина очень хороший человек, хороший друг, и у нас с ней очень теплые отношения... Что касается ее участия в "ХЗ", то у нас с ней договоренность, что на альбомах группы она фигурирует сугубо под псевдонимом Марья Искусница. Да, песни в ее исполнении на наших дисках мелькают, но нигде не акцентируется, что эту песню поет именно Марина.

"Y": А как круто бы звучало – "Х... забей" featuring Марина Хлебникова! Раньше понятно – она заботилась о своем имидже. А сейчас, может, наоборот имеет смысл нечто подобное замутить?

К: Ну, вот в недавнем концерте Марина участвовала. Матом, конечно, не пела, она спела лирические очень клевые вещи. Голос у нее интересный и необычный. Конечно, не все ее песни мне нравятся. Но есть очень талантливые номера.

"Y": А песню "Качели" ребенок, что ли, поет?

К: Нет, это девушка. Лариса Панкова. Она, как и ее муж, озвучивает очень много мультиков и рекламных роликов. Они поют песни для всевозможных "Мишек Гамми" и т.п. Тоже наши очень большие друзья.

"Y": Песни Хлебниковой на альбомах "ХЗ" не так сложно распознать. А другие номера, такие фольклорные, напомнили мне Надежду Бабкину. Что, и она попалась в сети "ХЗ"?

К: (смеется) Не-е, Бабкиной у нас нет. Многие песни исполняет девушка из группы "Вокал Бэнд". Алексей Заев поет. Все это наши друзья. При этом профессионалы. У нас никогда не было цели привлечь к записи знаменитых людей. Все само собой получалось.

"Y": Но с кем-нибудь из звезд хотелось бы поработать?

К: Нет. Хотя... Может, было бы прикольно записать песню с Тото Кутуньо. Чтобы он со своим классным тембром и со своим итальянским акцентом что-нибудь нам на русском спел. Скоро он, кстати, в Москву приедет на гастроли. Так что все возможно.

"Y": Что скажете о скандале с Киркоровым? Там все началось с одного-единственного матерного слова...

К: Честно говоря, я за этим делом не следил вообще. Но я считаю, и это безотносительно к Киркорову, что ругаться – нельзя. То есть если ты в эфире, или ты – артист, нельзя ругаться. Одно дело – петь, когда все это дело зашито в тексте, в музыке. А вот так прийти перед журналистами и типа сказать – "... я вас всех"... Я считаю, что это некорректно.

"Y": Сегодняшний шоу-бизнес – это... ?

К: Не нравится мне, в каком состоянии наш шоу-бизнес пребывает. Совершенно очевидно, что поделено вообще все. Люди реально держат радио и телевидение. По большому счету, идет навязывание своих интересов, в том числе финансовых. От этого грустно. Потому что реально есть хорошие коллективы. Даже в наш фэн-клуб приходит интересный материал из разных городов. Но понятно, что не всем хватает места в эфире...

Если брать "Наше радио", там в последние годы крутят одно и то же. Новых имен нет. Ну, вот понравилась разве что группа "Уматурман". У вокалиста очень хороший тембр. И мелодика симпатичная.

"Y": Никогда не возникало желания бросить работу звукорежиссера у наших "звезд", взять гитару и отправиться по стране "рубить рок"?

К: Вот сейчас все к этому и идет. Сентябрьский концерт по задумке был первым, но не последним. Состав у нас есть, все отрепетировано, все готово. Четыре музыканта плюс саксофонист. Плюс Бегемот, который читает стихи. Я, соответственно, играю на гитаре и пою. Сейчас мы ждем выпуска нашего нового альбома на "большом" лейбле. Если все выйдет, как мы задумали, – отправимся в тур.

Беседовал Олег Горшков.

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей