NET устаревшим нормам

NET этого года может оказаться последним. И потому организаторы забабахали такую программу, что закачаешься, включив в нее только очевидных звезд и несомненно интересные спектакли




Когда шесть лет назад группа инициативных критиков создавала театральный фестиваль NET, ничего моднее нельзя было и придумать. Начиная с названия: Новый. Европейский. Театр. Он же – Сеть, Всемирная паутина, постмодернистская ловушка, в которую мы все понемногу попали, которая связала воедино Россию с Европой. Он же – жесткое "НЕТ", брошенное в лицо старым формам, нормам и схемам. Фестиваль собирался изменить замшелые представления московской элите о театре как явлении – mission, которая, по последним данным, полностью completed.

За шесть лет NET открыл Гришковца и Серебренникова. Привозил Наджа и Гжегоша Яжину. Показывал Жолдака и Коршуноваса. Читал, обсуждал, развивал, вызывал в меру бушующие скандалы в недрах интеллектуальной общественности. Круги от брошенного в тихий омут камешка расходились все шире. Сегодня NET – сигнальный флажок для просвещенной публики: все куранты пробили, пора в театр. Тем более что NET этого года может оказаться последним. И потому организаторы забабахали такую программу, что закачаешься, включив в нее только очевидных звезд и несомненно интересные спектакли.

То, что вы увидите на фестивале с 1 по 14 декабря, вы можете не увидеть больше никогда. Это спектакли-участники самых крупных театральных фестивалей в мире, от Венского до Авиньонского. И венец – самый модный, самый признанный и самый знаменитый режиссер нового европейского поколения – Томас Остермайер.

Фестиваль открывается спектаклем Жозефа Наджа, и это не случайно. Именитый хореограф, Надж в свое время стал первым большим гастрольным успехом устроителей NETа. Не всегда готовый к экспериментам, скептично настроенный против новых имен, зритель пер на Наджа валом, потому что Надж – звезда. Что официально признанно в России премией "Золотая маска" 2000 года.

Спектакли Национального хореографического центра – прекрасные и печальные танцевальные мультики – везут в Россию свеженькими, прямо из Орлеана. Как и "Дневник неизвестного", сценическую публикацию которого зритель увидит на сцене Театра им. Мейерхольда 1 и 2 декабря. В основу спектакля легли прежде всего личные дневники самого Наджа. Который, как известно, философ и, даже танцуя, не забывает думать.

4 и 5 декабря на сцене мейерхольдовского центра Наджа сменит Оскарас Коршуновас – гость из Литвы, относящийся к молодому, постнякрошюскому, невероятно талантливому поколению литовского театрального молодняка и по праву возглавляющий его. Впрочем, Коршуновас мальчик уже давно не маленький. Он вольготно разъезжает по фестивалям и гастролям, шокируя одновременно талантом и радикальностью. Москва с ним тоже знакома не понаслышке, периодически Коршуновас доезжает и до нас, а в 2002 г. его спектакль "Огнеликий" по пьесе Мариуса фон Майербурга стал настоящим апофеозом фестиваля. Тогда в зале пахло керосином, теперь запахнет печеным, а точнее, мучным. На NET Коршуновас везет "Ромео и Джульетту". Тот самый спектакль, что по техническим причинам не доехал до Авиньона, для которого, собственно, и был поставлен, и, тем не менее, априори отмечен жирной авиньонской меткой – знаком качества. В этом новом качестве выступят перед зрителями шекспировские любовники – как отпрыски двух враждующих кланов пекарской мафии, вывалянные в муке и перепачканные тестом. Ну, и если бы все было так просто, как это бывает в театральных рецензиях, ан нет, поскольку Коршуновас живет по законам гораздо более сложным, чем законы фарса.

8 и 9 декабря в Центре им. Мейерхольда начнется "Бытие №2", новое, идущее на смену поднадоевшему старому. Про этот спектакль известно одновременно слишком много и слишком мало. Известно, что это мировая премьера, подготовленная восходящей звездой отечественной сцены Иваном Вырыпаевым совместно с режиссером Виктором Рыжаковым и фестивалем "Театр Мира" из Штутгарта. Известно, что в главной роли – Александр Барман. Известно, что пьесу написала Антонина Великанова. Про Антонину Великанову известно, что она лежит в сумасшедшем доме с диагнозом "шизофрения". Известно, что сама она пьесу закончить не смогла, потому прислала ее Вырыпаеву, чтобы тот сделал это за нее. Говорят, кстати, что Вырыпаев – тоже одно из открытий фестиваля. Известно, что это не так, но также известно, что Вырыпаев отлично заменяет Гришковца, который театром в последнее время вообще манкирует.

Одновременно с Вырыпаевым в Государственном театре наций театр АХЕ играет "Господина Кармен". Без АХЕ сегодня не обходится ни один приличный фестиваль. Петербургские клоуны несут в народ искусство осчастливливающее и развлекающее, расслабляющее и дающее радость. Видимо, они были помещены в разгар программы для передышки – надо ведь когда-нибудь и отдыхать и веселиться.

10 декабря в МХТ в рамках NETа покажут спектакль Кирилла Серебренникова "Изображая жертву". Эта гамлетовская притча, рассказанная современным языком в современных условиях, стоит того, чтобы красоваться в любой программе любого фестиваля.

Только один раз покажет в Москве свою "Чайку" Арпад Шиллинг. Этот прекрасный венгр сработал своего Чехова без костюмов и декораций, просто как ситуацию жизненную, а не театральную. Почему-то отечественный зритель до сих пор убежден, что про Чехова ему ничего нового не скажут. Ответственно заявляю: это ошибочное убеждение. Скажут, и еще как. А после Москвы венгерскую "Чайку" повезут на Венские праздничные недели, один из самых престижных театральных фестивалей Европы. Так что, наверное, стоит посмотреть ее до этого – 11 декабря на сцене Театра им. Мейерхольда.

В голове – Остермайер. Один из ведущих режиссеров берлинской Шаубюне в частности и европейского театра вообще. Спасибо Гете-институту и удачно подвернувшемуся году Германии в России, что мы его вообще увидим. Да еще и в двойном экземпляре. 12 и 13 декабря в театре им. Моссовета, 13 и 14 в Центре им. Мейерхольда – остермайеровская дилогия о судьбе женщины в современном мире. Ибсеновская "Нора", перемещенная в начало XXI века, и не известная российскому зрителю пьеса Франца Ксавьера Крёца "Концерт по заявкам", героиня которой за все действие не произнесет ни слова – да и зачем, не надо слов.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей