Петр Кулешов: На телевидении надо играть на деньги

Бессменный ведущий "Своей игры" полагает, что главные в передаче – игроки, а он сам, что называется, снаряды подносит. Но еще неизвестно – будь у шоу другой ведущий, продержалось бы оно на телевидении больше 10 лет


Фото Сергея Грузинцева



Бессменный ведущий выходящего каждые субботу и воскресенье на канале НТВ интеллектуального шоу "Своя игра" Петр Кулешов – личность неординарная. Он окончил ГИТИС, учился в Консерватории, был актером кино и театра и, наконец, остался на телевидении. C 1992 г. Кулешов успел поработать в программах "Деловая Россия", "Дорогая редакция" и "Новости культуры". Но его визитной карточкой стала "Своя игра" – проект очень успешный, поскольку за баталиями эрудитов, облаченных в профессорские мантии и шапочки, зрители наблюдают уже более 10 лет.
К своей популярности Кулешов относится более чем спокойно. Об игроках, с которыми ему приходится общаться на съемках, говорит только хорошее и считает, что именно они делают передачу успешной... Об интеллектуальных шоу на нашем телевидении Петр Кулешов рассказал корреспонденту "Yтра".

"Yтро": Петр, у вас актерское образование – вы закончили ГИТИС. Насколько это помогает вам в работе? Как вы полагаете, ведущий обязан обладать навыками, которым учат в театральном вузе, или достаточно природного таланта?

Петр Кулешов: Искать телевизионных ведущих среди актеров можно с таким же успехом, как и среди людей абсолютно любых публичных профессий. То есть, допустим, среди сварщиков найти таланты тяжелее, а вот среди педагогов, адвокатов – словом, тех, кто публичными выступлениями зарабатывают себе на жизнь, – с большей долей вероятности, потому что основное умение телевизионного ведущего – говорить более или менее грамотно, не путая падежи. Что же до постановки голоса, интонации и прочих "штучек", могу сказать вам следующее: в театральном вузе меня научили только двум вещам – не поворачиваться спиной к зрителю и говорить по возможности внятно.

"Y": В ГИТИС вас приняли сразу на второй курс. Каким образом это произошло? Это какая-то особенная удача?

П.К.: Нет, что вы! В те времена, когда я поступал в институт, военной кафедры практически нигде не было. Был демографический какой-то провал, и брали в армию абсолютно всех – больных, увечных. Вплоть до того, что приходил человек без ноги, и если он не начинал кричать об этом на всю ивановскую, делали вид, что ничего не замечают. Поэтому из всех институтов забирали людей в армию после первого курса. А в театральный институт как правило набирают людей немного, курс – это 20 человек, и очень часто с прицелом сделать какой-то определенный дипломный спектакль. Допустим, "Гамлет". Вот возьмут на курс двух Гамлетов, с учетом того, что один окажется профнепригодным или куда-то исчезнет, двух Офелий, потому что одна наверняка выйдет замуж и забеременеет. Ну а теперь представьте себе, что Розенкранцев – всех пятерых – разом взяли и в армию забрали... Такие беды и компенсировали набором студентов сразу на второй курс. Что же касается моего случая, то в приемной комиссии я яростно наврал, что в армию не собираюсь, поскольку болен всеми на свете заболеваниями.

"Y": Помимо ГИТИСа вы учились в Консерватории на отделении вокала. Расскажите поподробней об этой странице вашей биографии.


Фото Сергея Грузинцева

П.К.: Если в двух словах – родственники надавили на меня, насколько они могли надавить, чтобы я в консерваторию поступил. Они не могли понять, как это можно – иметь вокальные данные и не пользоваться этим. Вообще, это была какая-то полубредовая авантюра. Я поступил, год отучился. Имея к тому времени высшее образование, я посещал только занятия по специальности, сольфеджио и общему фортепьяно. Причем на каждом занятии, кроме, пожалуй, вокала, был от силы два раза.

"Y": Вокальные данные у вас, судя по нечастым выступлениям в новогодних "огоньках" НТВ, действительно выдающиеся. Не планируете, подобно вашему коллеге Владимиру Соловьеву, записать диск?

П.К.: Володя Соловьев – замечательный мужик, фантастический. У него количество положительной энергии просто феноменальное. Я такого человека, клянусь вам, никогда в жизни не встречал. Он добился каких-то успехов в спорте, до сих пор занимается тэквондо, водит машину, у него куча детей. И я совершенно не удивлюсь, если он организует, допустим, свой театр. У человека есть желание, и если ему позволяют обстоятельства, то почему бы не записать музыкальный диск?

Володя, допустим, не скрывает, что решил похудеть, при этом из своей диеты он сделал неплохой профит. Если он записывает музыкальные диски, значит, людям будет интересно, и это будут покупать. Что касается меня, то я думаю так: если кому-то интересен человек, который 10 лет занимается тем, что задает вопросы эрудитам, я готов доставить им удовольствие. Правда, сам я не считаю, что какие-то мои проявления могут быть интересными.

"Y": До того, как оказаться на телевидении, вы снимались в кино. С кем-нибудь из прославленных актеров посчастливилось работать?

П.К.: Когда я был молодой, я снимался в кино, да. Сколько точно фильмов на моем счету – честно, не помню. Но роли были в основном небольшие по тем временам – 15-20 съемочных дней. Запомнилось в основном то, что я общался с приятыми людьми – с Любшиным, допустим, или с Ниной Руслановой. Они, думаю, вряд ли помнят – я был фактически мальчишкой. А мне было безумно интересно, да и, кроме того, за это платили деньги.

"Y": Был в вашей карьере и опыт работы в театре. Какие-то свои роли можете вспомнить?

П.К.: Как только я закончил институт, я в каких только театрах не играл – их тогда было как собак нерезаных! В начале 90-х работал в театре "МодернЪ". Сразу скажу, Гамлета и Отелло не играл. Вообще, больше всего я любил, когда меня вводили в спектакль, а репетировать ненавидел. Вот когда кто-то вдруг заболевал, я мог быстренько войти и подставить широкую спину. У меня была память очень хорошая, я мог не играть в спектакле и знать все слова за всех персонажей. Сейчас подобные фокусы уже не проходят.

"Y": Многие актеры перед выходом на сцену волнуются, стараются следовать своеобразным правилам, у них есть свои приметы, ритуалы. Вы нервничаете перед началом съемок? Как готовитесь к передаче?

П.К.: Для меня всю жизнь главным было за минуту до выхода не помнить о том, что мне надо делать. Заниматься чем угодно – анекдоты рассказывать, например. У многих актрис, кстати, тот же метод – отвлечься по максимуму перед спектаклем.

"Y": Ваша передача идет на ТВ уже более 10 лет. Как вы сами полагаете, почему она до сих пор интересна зрителям?

П.К.: Понятия не имею! Объективно я понимаю, что существуют рейтинги, согласно которым на фоне передач канала, на котором выходит программа, она очень прилично смотрится. Среди игровых проектов и ток-шоу НТВ "Своя игра" последние два года занимает первое место. За нами уверенно следует "Женский взгляд" и "Фактор страха". Иногда – "Принцип домино", но это ежедневное ток-шоу в прямом эфире, и держаться на одном уровне им очень тяжело.

Рейтинг, правда, порой непредсказуем. К примеру, мы сняли пробный формат "Игры разума", где две "говорящие головы" – одна принадлежит нашему эрудиту Вассерману, другая – какой-нибудь популярной личности, скажем, Анастасии Волочковой. Так вот, даже несмотря на то, что эта программа была поставлена в эфир в чудовищное время, на фоне того, что на других каналах шли какие-то великолепные фильмы и популярные передачи, она пару раз попадала в двадцатку.

Что касается популярности "Своей игры", то у меня сильное подозрение, что в нашей стране просто есть замечательная почва для того, чтобы на ТВ было больше одной интеллектуальной игры. Но с другой стороны, если в Америке это формат идет с перерывами с 1962 года, значит, что-то в этом есть.

"Y": Когда-то знатоки в "Что? Где? Когда" в качестве призов получали книги. Потом возникла практика игры на деньги, и немалые. Как вы лично на это смотрите?

П.К.: Кстати, сейчас в "Что? Где? Когда?" снова играют за идею. Это игра абсолютно естественная, настоящая, в прямом эфире, и, очевидно, авторы передачи решили, что игра на деньги некоторым образом опошляет историю и мешает игрокам. Они же все-таки тоже люди, они проигрывают свои деньги. И их поведение во время игры было этими денежными рамками как-то урезано.

Что касается других случаев... А на что еще играть? На щелбаны? Почему играют на деньги в телевизионных играх, где речь идет об абсолютнейшей фортуне? Или почему играют на деньги в передачах – я их в общем называю – о низменных инстинктах? На интеллектуальной почве такая программа – это "Слабое звено". Кстати, классный вариант – очень люблю смотреть! Собрались люди в студии, и главное – не то, кто и что знает, а то, что сейчас все скажут про Машу, что она мерзкая, косая, у нее неправильные духи, чудовищные ботинки, а мысли тупы до невозможности.

Я считаю, на деньги играть надо. А "Своя игра" – это абсолютно спортивный вариант, игра в чистом виде. Кто больше знает и при этом быстрее жмет на кнопку – тот и выигрывает больше денег.

"Y": А могли бы вы сами встать за стойку и отвечать на вопросы?

П.К.: Нет. На самом деле, я стоял за игровым столом против двух претендентов, против двух подставных игроков, когда пробовали ведущего, и играл я неплохо. Но одно дело, когда ты стоишь против двух докторов наук, которые пришли впервые, и другое – когда выходишь против профессионального игрока. Я думаю, что, если поставить меня с Друзем и Вассерманом, я от силы два раза за всю игру успею нажать на кнопку и, может быть, один раз неправильно ответить.

"Y": Испытываете ли вы гордость за игроков, которые стали популярны и узнаваемы благодаря вашей передаче?


Фото Сергея Грузинцева

П.К.: Не то, чтобы гордость, но я ужасно радуюсь, когда наших игроков приглашают в ток-шоу, когда у них берут интервью. В нашей передаче игроки – главные, и это правильно. Не ведущий, который просто, что называется, снаряды подносит – у нас все зависит исключительно от игроков, их эрудиции и обаяния.

"Y": Есть ли какие-то препятствия, которые могут помешать человеку принять участие в "Своей игре?

П.К.: Не знаю, может быть, какое-нибудь жутчайшее заикание. У нас и незрячий человек играл. Или вот, к слову – среди участников было достаточно людей из "Что? Где? Когда?", которых не брали ни в эту передачу, ни в "Брейн-ринг" по, так сказать, оптометрическим данным. Допустим, многократный чемпион "Своей игры" Саша Либер долго состоял в клубе знатоков, но его никогда не пускали в телевизионную версию, потому что он сильно заикался. А у нас он раскрылся на все сто.

"Y": Опыт участия "Что? Где? Когда?" помогает или мешает вашим игрокам?

П.К.: Четко сказать нельзя. Есть люди, которые великолепно играют в "Что? Где? Когда?" и скверно – в "Свою игру", и наоборот. В командах обычно игроки делятся по амплуа, так сказать – ответственный за кнопку, секретарь, мнемоник, капитан. Но есть и такие, как, например, Борис Бурда – они во всех ипостасях себя пробуют. У нас в "Своей игре" все невероятно просто: стоишь, вспомнил, знаешь – жми на кнопку. Все. Больше ничего не требуется.

"Y": Что самое важное для игрока "Своей игры" – хорошая реакция, устойчивая нервная система, обширные знания?

П.К.: Все вместе, без исключения! Там за мгновение проходит столько мыслительных процессов – только профессиональные психологи вам все по полочкам разложат. Люди успевают воспринять информацию, проассоциировать, и еще, когда нужно, перевести с русского на латынь и обратно.

До недавнего времени я думал, что тот, кто моложе, тот лучше играет. Оказалось, нет, и ярчайший пример – наши игроки, в первую очередь Вассерман, Эдигер, Хашимов, Подольный. Безусловно, когда у тебя замечательная реакция, но ты знаешь в два раза меньше – ты проиграешь. Вот у Вассермана, например, реакция, похуже, чем у других игроков, но у него есть своя тактика: человек выбирает самые дорогие вопросы и если он знает ответ, всегда дает невероятно обильные комментарии, пожирая время раунда. Получается, он отвечает на дорогие умные вопросы, а вопросы, которые можно на реакции ответить, просто не дает разыграть.

"Y": Вызывают ли у вас симпатию игроки женского пола? Вообще, умные женщины пугают или привлекают?

П.К.: Умные женщины для меня крайне привлекательны. А что касательно каких-то там особых симпатий в "Своей игре", конечно, они есть. У нас мало женщин, зато все они неплохо играют. Потом – и это очень важно – женщины показывают эмоциональную игру. Есть такие люди, которых я называю плеймекерами, например, Эдигер, Хашимов. Даже если они все просаживают, смотреть интересно. Хашимов, допустим, умудрялся побеждать с результатом один рубль, но это была аховая игра: он все выигрывал, все проигрывал, делал ставки и отвечал на не берущиеся вопросы, проваливался и так далее. Так вот, среди плеймекеров огромное количество дам. Если женщина может играть в "Свою игру", она, как правило, это делает азартно и интересно. И шоу почти всегда от этого выигрывает.

"Y": Большинство интеллектуальных игр на нашем телевидении – кальки с зарубежных шоу. Как вы полагаете, с чем это связано?

П.К.: В создании почвы для интеллектуальных игр мы переплюнули Запад на много лет вперед, а вот в телевидении – они обставили нас. Кстати, о "Что? Где? Когда?", когда она появилась, все ходили и говорили, что вот это Владимир Яковлевич утянул оттуда, а то – отсюда. Бог с ними, с правилами, но Ворошилов создал несколько поколений профессиональных эрудитов, и до сих пор, слава Богу, дети идут в клубы "Что? Где? Когда?", в эту игру играют по всей стране. И в "Свою игру" сейчас стали играть. К нам приезжают люди и представляются – чемпион Белоруссии по "Своей игре", допустим. Это все происходит не централизованно, я не очень в курсе этих дел – просто люди сами объединяются и играют.

Я знаю абсолютно точно, что после смерти Владимира Яковлевича Ворошилова его наследники пытались запретить играть в "Что? Где? Когда?" на лавочке в сквере. Я не знаю, удалось им это, но то, что после этого играть в любительскую "Свою игру" – так называемый "Спортивный свояк" стали в десять раз больше, чем раньше, – это тоже абсолютно точно.

Можно ли у нас придумать интеллектуальную игру? Можно. Есть люди, которые еще 6-7 лет назад придумывали всякие разные интеллектуальные игры. Есть продюсер "Своей игры" Сергей Пехлецкий, который в состоянии придумать десять игр, и он их придумал.

Но вопрос, собственно, в том, кому и зачем это может быть нужно. Ко мне люди часто обращаются, не понимая, на самом деле, что я не автор этой передачи, я просто вопросы задаю, и говорят: вот, я придумал интеллектуальную игру. Дело все в том, что игру может придумать и Сидор Иваныч Бубенцов из Нижнего Тагила, и я, и Константин Эрнст. Вопрос на засыпку: чья идея будет быстрее реализована?

"Y": Какой телевизионный жанр симпатичен вам как зрителю?

П.К.: Ой, я смотрю все подряд. Особенно последние полгода, потому что у меня наконец появились дециметровые каналы, а не только четыре основных. Всегда с удовольствием смотрю на то, что делает Фоменко, за исключением разве что его последнего проекта – там были какие-то невнятные правила. Я просто люблю, когда Фоменко что-то говорит. Он талантливый человек, профессионал.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей