События во Франции – начало заката западной цивилизации

"Война в предместьях" обозначила крушение милой идеи о социально-ответственном "капитализме с человеческим лицом", а также, возможно, начало чего-то нового, что мы пока не в силах осознать и оценить




Последние события во Франции стали шоком для большинства тех, кто считал западноевропейское общество неким социально-экономическим идеалом. Еще совсем недавно казалось, что именно в Западной Европе нашли свое воплощение мечты социалистов всех стран и народов о справедливом обществе, в котором богатое государство помогает своим бедным гражданам, обеспечивая им приемлемый уровень жизни. Французские события обозначили крушение этой милой идеи, а также, возможно, начало чего-то нового, что мы пока не в силах осознать и оценить.

Корни сегодняшних событий уходят в далекие 50-е, когда возрождающейся французской экономике остро не хватало недорогой низкоквалифицированной рабочей силы. На роль таковой с радостью согласились обитатели бывших французских колоний, устремившихся в метрополию. Для многих из них это стало единственным способом обрести достойную жизнь, поскольку с уходом французов из Северной Африки на родине им просто нечем было заняться. Знающие (в большинстве случаев) французский язык и в определенной степени знакомые с французской культурой мигранты действительно получили возможность найти во Франции хоть и тяжелую, но вполне реальную работу.

Иммигранты первой волны неплохо адаптировались на французской территории, обзавелись семьями (довольно многодетными). Поводов для серьезных конфликтов с местным населением не возникало, поскольку в экономическом и социальном планах точек соприкосновения между французами и новоприбывшими было не так много. Последние предпочитали селиться отдельно от аборигенов и не составляли им особой конкуренции на рынке труда. И все же мина замедленного действия под социально-экономическое благополучие Франции была заложена именно тогда.

Первый взрыв произошел в конце 80-х – начале 90-х, в тот момент, когда французская экономика и общество вышли на грань индустриализма и постиндустриализма. Рост производительности труда, развитие новых (чистых) технологий и вывод трудозатратных производств в страны "третьего мира" выбили экономическую почву из-под ног иммигрантов. Большинство из них не собирались повышать свою квалификацию, хотя спрос на низкоквалифицированную работу заметно снизился или переместился за пределы Франции. Более того, подросшее поколение во многом оказалось менее лояльным к принявшей их стране, нежели их родители. Подавляющее большинство молодежи не смогло или не захотело найти себе работу, предпочитая довольно сносную жизнь на социальные пособия.

О социальных пособиях стоит сказать отдельно, так как, похоже, именно они стали тем благом, которое со временем обратилось во зло. Государству проще всего было откупаться от нескольких миллионов иммигрантов посредством внушительных социальных пособий, обеспечиваемых высочайшей производительностью труда в приоритетных отраслях экономики, и не требовать взамен ничего, кроме лояльности. Таким образом, в стране фактически был сформирован класс "лояльных паразитов".

К сожалению, все имеет свойство рано или поздно заканчиваться. Затянувшаяся экономическая стагнация в Европе, подпитываемая высокими ценами на энергоносители, связанный с этим рост политической напряженности и растущие радикально-исламистские настроения неумолимо подтачивали основу системы, которая еще вчера казалась идеальной и незыблемой. И вот кризис настал.

Стоит заметить, что речь уже идет не об отдельных социальных волнениях, а именно о кризисе всей системы. Подтверждением тому служат и действия (точнее, бездействие) французских властей, отдавших ситуацию на откуп полиции и другим чрезвычайным службам. Что это – растерянность? Отчаяние? Или взвешенная и ответственная позиция? Вполне возможно, что французские власти намеренно не делают громких заявлений и не предпринимают самых жестких действий, ибо понимают, что, встав на ту или иную сторону, окончательно взорвут ситуацию.

Увы, до бесконечности так продолжаться не может, и жесткий репрессивный ответ со стороны государства, скорее всего, последует. Не исключено, что бунты будут подавлены и спокойствие восстановлено. Вопрос – надолго ли? С одной стороны, подавление бунта только разогреет недовольство миллионов выходцев из иммигрантских семей, усердно обрабатываемых идеологами радикального исламизма. Достаточно будет одного-двух резких взмахов "кнута", чтобы ситуация окончательно вышла из-под контроля. С другой – государству все тяжелей обеспечивать тот самый "пряник", в виде социальных пособий, благодаря которому оно долгое время держало "в рамках" массы безработных марокканцев, алжирцев, сомалийцев и пр.

Проблему, основы которой заложены много лет назад, невозможно решить в одночасье. Особую обеспокоенность вызывает то, что события могут перекинуться на другие страны ЕС. Уже сейчас известно о волнениях в Бельгии и Германии, где также много иммигрантов из мусульманских стран и достаточно похожие проблемы.

Есть все основания считать, что "война в предместьях" нанесет серьезный удар по экономике Франции, и без того переживающей не самые лучшие времена. Прямой материальный ущерб от погромов, резкий скачок издержек страховых компаний и рост социальной напряженности не добавят экономике стабильности. Не стоит забывать, что Франция, наряду с Германией, на протяжении долгого времени являлась экономическим локомотивом Евросоюза. Нет сомнений в том, что последние события будут спроецированы на экономику всего ЕС. Под вопросом может оказаться все та же система социальной защиты, которая, несмотря на колоссальную подпитку за счет огромных налогов, не смогла обеспечить должной социально-экономической стабильности. Другими вероятными последствиями происходящего могут стать отток инвестиций из ЕС, продолжение снижения курса евро и усиление тенденций к распаду Евросоюза. Намек на последнюю возможность уже прозвучал после неудачного голосования по евроконституции. Вопрос же о вступлении в Евросоюз Турции, а возможно, и других новых членов, скорее всего, будет отодвинут на неопределенное время.

Может быть и так, что назревающий в Европе кризис – первый звонок, возвещающий об угрозе кризиса всей "западной" системы. Не дай Бог дождаться второго...

Хорошо это или плохо, но объективно именно "западная" цивилизационная и социально-экономическая система является на сегодняшний день стержнем всего мироустройства. Слом этого стержня способен повергнуть во тьму и хаос всю человеческую цивилизацию, без деления на "запад" и "восток", бедных и богатых. Наш мир хрупок сегодня, как никогда, и об этом не следует забывать.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей