Последний маршрут террориста Басаева

В ичкерийской иерархии убитого главаря всегда сменял его заместитель, это началось с Дудаева и должно закончиться Басаевым, которого Умаров во вторник повысил в должности до "вице-президента"




...И снова затхлый бункер. И снова тусклое и бессмысленное сопротивление, как две капли воды похожее на последние минуты существования Масхадова. Только теперь на его месте был Абдул-Халим Садулаев. У "президентов Ичкерии" сложилась дурная традиция. Словно повинуясь злому року, они уходят из жизни, обрекая своих раз от раза все более немногочисленных сторонников на поиски виновных и предателей. А предают их самые "преданные" из числа охраны. Во время операции по поимке Масхадова его родственники-охранники не могли выбраться из удушливой ямы, в которой были блокированы спецназом ФСБ, и, как утверждается, добили Аслана сами.. А охрана Садулаева просто сбежала, бросив своего патрона. Возможно, все происходило именно так, как рассказал Рамзан Кадыров, и очередного "президента Ичкерии" сдал в состоянии жуткой ломки расстрига-боевик за понюшку героина. Терроризм – это болезнь, и, когда доктор в лице спецназа все-таки приходит, в стане непримиримых начинает работать правило "спасайся, кто может". Какие уж тут присяги на верность всех "моджахедов Кавказа"! Интересно, а сам Садулаев знал настоящую цену таким клятвам, которые обрушились на него год назад, или просто принял условия игры?

Освещение ликвидации Садулаева в СМИ прошло как-то незаметно. "Все просто, – говорит один из экспертов "Yтра" в российских силовых структурах.. – Садулаев – пустышка. Абсолютно декоративная, подконтрольная Басаеву фигура, не способная адекватно реагировать на ситуацию. Сидел на какой-то "малине", подписывая "указы", ожидая, когда дадут возможность встретиться с Басаевым".

Новым "президентом" автоматически объявлен "вице-президент" Доку Умаров. В ичкерийской иерархии убитого главаря всегда сменял его заместитель, это началось с Дудаева и должно закончиться Басаевым, которого Умаров во вторник "повысил": освободил от должности "первого зампредседателя кабинета министров" и назначил "вице-президентом". Рано или поздно Басаев сменит своего шефа на "посту", поскольку других кандидатур нет. Все, кто мог составить конкуренцию одноногому, или выбиты подразделениями антитеррора, или порвали с прошлым, перейдя на сторону клана Кадыровых.

Садулаев в бандитской иерархии занимал место на порядок ниже Басаева и Умарова. Связка последних логична с любой точки зрения. Именно эти два персонажа сейчас определяют качество всей антироссийской программы на Северном Кавказе. Но их возможности ограничены. Басаев давно превратился в перманентного "туриста", мотающегося по всему Кавказу, что и спасает его от возмездия.. Умаров копирует басаевский образ жизни. "Моджахеды", которые жаждут лицезреть своих лидеров, уже мало что понимают, когда на крыльях ночи из леса выходит Шамиль, дает указания, треплет по загривку с призывом "держаться" и снова уходит на протезе в свою виртуальную реальность, под сень вековых кавказских чинар. Басаев не прогорит, как Масхадов, на любви к SMS. В эфире его нет. Приказы отдает по почте, с курьерами. И после смерти Садулаева, вполне вероятно, еще больше ограничит свои появления на людях.

Масхадов и Садулаев попались в многолюдных местах. Толстой-Юрт вообще считался центром антидудаевской оппозиции. С одной стороны, Масхадов сильно рисковал, появившись в месте, где у него масса кровников; но с другой - расчет строился на том, что именно в Толстом-Юрте его будут искать меньше всего. Расчет, как видим, не оправдался. А у Садулаева шансов было еще меньше. Тот, кто бывал в Аргуне, знает, что этот транзитный город – на самом деле большой рынок. Автомобильный круг на пересечении трассы Грозный – Гудермес с дорогой, ведущей в предгорный Шали, давно стал символом Аргуна. Три, пять, десять лет назад здесь был велик процент убийств, процветал классический чеченский "гоп-стоп", вовсю шла торговля героином и другими производными "независимости" Ичкерии. Все это сохранилось и сейчас, пусть в гораздо меньших масштабах. Как известно, в такой среде как рыба в воде чувствует себя агентура. Так что участь Садулаева была предрешена. Три года назад ему удалось чудом вырваться из окружения в Аргуне, из ловушки, устроенной боевикам бойцами чеченского ОМОН, батальона "Восток" Сулима Ямадаева и подразделением кадыровцев. Тогда ваххабитский теолог удрал под вспышки пожара, вызванного попаданием "Шмеля" в дом, где совещались террористы. Но нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Да и сколько можно бегать по городу, кишащему агентурой "оккупантов"?

Ичкерийская шелуха, осевшая за рубежом и проедающая средства, вырученные за выкуп заложников в Чечне и собранные на "джихад" в мечетях Азии и Европы, после ликвидации Садулаева находилась в явной растерянности. Конечно, шок был не столь велик, как после смерти Масхадова, но слишком уж коротким оказался срок, отпущенный Абдул-Халиму на организацию сопротивления России на Кавказе. А ждали от него куда как большего. Отсюда заявления Закаева, который вещает из Лондона. "Этим убийством ситуация заведена в еще больший тупик, поскольку Сайдулаев был одним из абсолютно взвешенных, нормальных политиков, с которыми можно было вести диалог", – выдал Закаев, после чего стало ясно, что у бывшего члена труппы Грозненского драмтеатра проблемы с реальным восприятием ситуации. Дело в том, что условием "президентства" Сайдулаева стал как раз его отказ от любых переговоров с Россией. Он получил "благословение" Басаева только потому, что сам "благословил" войну до победного конца. Мир в его понимании был фикцией, приманкой. Якобы на стремлении к нему "погорел" доверчивый Масхадов, а стойкий Сайдулаев никогда бы не купился на такую дешевку.

Комментарий давно сбежавшего из Чечни Удугова – образец лицемерия и цинизма. Он скорбно рассуждает о том, что "шейх Абдул-Халим" был "благородным героем, принявшим достойную смерть, как и подобает моджахеду, – в сражении, лицом к лицу с кафирами и мунафиками"... И словно в собственное оправдание, словно избегая будущих упреков, вдруг вопрошает: "А что ты приготовил к своему сроку?", завидуя тем, кто до конца выполнил свой "договор с Аллахом". Видно, "директору Национальной службы информации Ичкерии" придется еще не раз оттачивать свое мастерство на витиеватых некрологах соратникам.

Что ждет Чечню и Кавказ в ближайшее время? Вялотекущая партизанщина и жесткие действия силовиков и успех последних в случае тонкой оперативной работы. Басаев и Умаров будут бегать по горам. Причем у первого шансов несравненно больше, так как его могут приютить в разных уголках Кавказа, включая те, где он воевал. А вот Доку Умаров более уязвим, хотя типчик еще тот: "секретарь Совбеза ЧРИ" и глава "штаба по координации борьбы с преступностью", который поставил похищения людей на поток, за что и был уволен Масхадовым.. Кстати, этого Умаров ему так и не простил, периодически угрожая расстрелять "президента Ичкерии" за будущие переговоры с Москвой. Сейчас он учит на базах в горах молодую поросль убивать без страха и упрека, собирать бомбы, за чашкой чая вспоминая, как подрывал и расстреливал отряды фээсбешников и спецназа ГРУ.

Одновременно с поисками последних ичкерийских главарей будет продолжаться восстановление Чечни, которое пока идет с опережением графика благодаря кипучей энергии Рамзана Кадырова и тотальному контролю его окружения за происходящим. Рамзан еще раз пообещал найти и уничтожить Басаева. Нужно только успеть сделать это до того, как одноногий решит напоследок "хлопнуть дверью". Нужно, чтобы новые чеченские власти были последовательны и не пытались ставить перед собой неприемлемые для Москвы цели. Чтобы ни у кого в Грозном не "сорвало резьбу", а амбиции молодого чеченского лидера не заставили снова обращаться к опыту недавнего прошлого.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей