Убивать гламурно уже не модно

На смену "гламурным" фашистам приходят те, кто готов взрывать общество, не читая "Майн Кампф". Момент, когда ненависть стала философией, мы уже проморгали. Теперь бы не пропустить, когда она станет моралью




Взрыв на Черкизовском рынке, унесший жизни 10 человек и покалечивший десятки людей, может стать точкой отсчета принципиально иной реальности, в которую погружается российское общество. Экстремизм националистического толка уверенно приближается к кульминации – массовости насилия. За исторически ничтожный период, каких-то 10-15 лет, радикальный национализм прошел путь от "культурно-просветительских" обществ по разоблачению жидомасонов до перешедших на нелегальное положение полувоенных структур, планирующих убийства и теракты и не боящихся снимать их на камеру. До Черкизовского рынка высшей формой такого экстремизма было групповое убийство лиц неславянской наружности. Так было в Питере, в Воронеже, в Москве. Навыки "ближнего боя" оказались быстро и успешно пройдены. Начали взрываться бомбы.

О том, что взрыв на рынке организовали одиночки, не входящие ни в одну из молодежных экстремистских организаций, стали говорить сразу же после задержания подозреваемых. Однако до какой степени правдиво это утверждение? В первый же день прошла информация: имена кое-кого из подозреваемых достаточно хорошо знакомы правоохранительным органам в связи с другими поводами. В частности, речь шла об одном из участников теракта, который входил в состав организации, активно противодействовавшей проведению в Москве гей-парада пару месяцев назад.

Чуть позже стало известно, что кто-то их задержанных состоял в "Сити-Хантерс 38" - одной из многочисленных московских организаций скинхедов, засвеченных по подозрению в убийстве армянина в московском метро. Другой подозреваемый, скорее всего, принадлежал к Русскому общенациональному союзу (РОНС), чей руководитель Игорь Андреев сейчас скрывается от правоохранительных органов.

О чем все это говорит? Только об одном: в обществе, пораженном бациллой ксенофобии и мигрантофобии, классических одиночек-экстремистов не бывает. Утверждать обратное – значит заведомо и целенаправленно загонять острейшую проблему вглубь, сводя все к темпераменту "молодых да глупых" или к их психической неполноценности. Информационное общество питает экстремистов не хуже, чем конспиративные посиделки на заброшенной даче. Из Интернета черпается все: инструкции по тактике борьбы с инородцами, схемы взрывных устройств, "методички" ненависти со свастикой или коловратом на форзаце. Говорят, при обыске комнат в общежитии у задержанных нашли националистическую литературу, которую обычно раздают в метро. Ну отчего же только в метро: как выяснилось, ею торгуют даже на выставке-ярмарке "Книги России", в связи с чем пару лет назад случился нешуточный скандал.

Коммуникации вполне себе заменяют тайные сборища для тех, кто готов к активности. На сайте лидера националистического "Славянского Союза" Дмитрия Демушкина вслед за событиями на Черкизовском рынке размещен вот такой комментарий: "Мы не спешим с выводами. Но если все подтвердится, и ребята, взорвавшие рынок, правда, НС (т.е. национал-социалисты – А.К.), то это уже тенденция. Я не знаю, что они читали – "Mein Kampf" – историю о том, как побеждать тысячекратно сильного врага, может быть, "Мистический национал-социализм" Демушкина, о том, что цель наша не под этими небесами – а может, Библию или Книгу Велеса".

Студенты-химики могли читать что угодно, хотя вряд ли из Библии они почерпнули ненависть к представителям иных культур и рас. Все же Священное Писание учит другому. Но есть другие книги. "Исторические", вроде презентованной летом этого года в стенах Государственной думы книги Александра Усовского "Что произошло летом 1941 г.", которая предлагает пересмотреть историю Второй мировой и не "демонизировать" личность фюрера. Это могут быть и многочисленные сочинения "гламурных фашистов" из когорты литераторов, близких к НБП. На них сегодня мода великая, и кому как не продвинутому студенчеству ей следовать. А "гламур" здесь самый что ни на есть взрывной, прямо как еще в одном вроде бы найденном у подрывников произведении, принадлежащем перу видного национал-большевистского деятеля Захара Прилепина: там персонажи жгут машины, крушат витрины, бьют морды прохожим подозрительной наружности. В общем, являют миру свою пылкую революционность.

"Гламурная" форма идеально подходит по размеру к националистическим телесам, накачанным фашистскими анаболиками. И когда окончательно кажется, что в зеркале отражается фигура истинного защитника автохтонной расы, тогда приходит пора заводить будильник адской машинки. Бах…

Факт причастности задержанных к конкретным группировкам сам по себе уже мало что значит. Более того, сомнительно само утверждение, что какая-либо экстремистская организация стояла за организацией данного теракта. Слишком велик риск попасть всем скопом под горячую руку разъяренных правоохранителей, в очередной раз доказавших свою неспособность работать на опережение.

Однако даже если это и так, даже если подозреваемые во взрыве на рынке и не исполняли чьих-либо приказов, ситуация выглядит едва ли не еще более опасной. Радикалы-одиночки, пройдя "свои университеты" экстерном и дистанционно, стремятся уйти вперед, доказать свою профпригодность, переступая через последние запреты. Питательная среда и методы ненависти для них остаются все там же – в физических или виртуальных чертогах старших товарищей по борьбе. Но одиночкам непонятна осторожность последних. Зачем бить, если не добивать. Зачем стрелять, когда можно взрывать. Зачем по чуть-чуть, когда можно помногу и сразу.

Рядом с нами появились люди, которым уже неинтересно ходить в высоких армейских ботинках, в черной униформе и приветствовать друг друга нацистским салютом. "Гламурный" фашизм уходит. Ему на смену приходят те, кто готов взрывать общество, не читая "Майн Кампф", может быть, даже не слыша о ней. Момент, когда ненависть стала философией, мы уже проморгали. Теперь бы не пропустить, когда она станет моралью.

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей