Москва готовится к праздничной провокации

Информационная истерика вокруг "Русского марша" так велика, что может показаться: это, по меньшей мере, второе по значимости политическое событие года после проведения в Санкт-Петербурге встречи стран-членов "восьмерки"




Дискуссия вокруг запланированного на четвертое ноября так называемого "Русского марша" зримо перешла в информационную истерику. Страхи и взаимные подозрения, поиск штатных и добровольных провокаторов, череда исключений, самоотводов, выходов из оргструктур и вхождений в них – все это выплеснулось из интернет-форумов, блогов и прочих виртуальных "курилок" на вполне себе медийное пространство и заполонило его. Территорий, свободных от визга, почти не осталось. Может показаться, что "Русский марш" - это, по меньшей мере, второе по значимости политическое событие года после проведения в Санкт-Петербурге встречи стран-членов "восьмерки". В СМИ и на лентах агентств замелькали имена людей, о которых прежде мало что слышали даже в самых узких кругах.

Сегодня эти люди – "лидеры" движений с плохо запоминающимися названиями - востребованы как самые желательные ньюсмейкеры. Их артикуляция становится источником умозаключений о вероятности погромов. По репликам их оппонентов – чаще всего людей той же степени узнаваемости и информированности - можно попытаться понять, дойдет ли дело до рукопашной. В оборот взяты все приличествующие моменту фобии: Кремль, евреи, скины, Лондон, "кровавая гэбня", "нерусь". Еще немного, и эти слова прозвучат в официальных речах политиков федерального уровня. Мода политического андеграунда перестает быть маргинальной. Фашиста уже легко спутать с антифашистом из-за сходства в этике и эстетике противоборства. Ощущение вот-вот готовой лопнуть струны выводит вперед не ораторов, но бойцов: в драке они нужнее. Политика прекращается.

Можно, конечно, предположить, что все дело - в обострившемся донельзя в последнее время национальном вопросе. Национализм у нас более не поднимает голову. Он уже встал во весь рост и, хотя осанку пока не выправил, научился маршировать. Корни экстремизма – в данном случае национального экстремизма - плохо изучены во всем мире. Проблематика этой темы столь обширна, что присутствие политического интереса где-то рядом всегда предполагается. С точки зрения реальной политики, экстремизм любого свойства – самая обычная тема в "разработку". Она может быть одинаково перспективна для правых, для левых, для центристов и даже для "зеленых". Императива принимать ванну даже после случайной встречи с людьми, выбрасывающими руки в нацистском приветствии, в России нет. А раз так, то каждый может заподозрить любого в подыгрывании экстремизму либо в пиаре на нем, либо в использовании его как тарана в своих собственных политических или политико-меркантильных интересах.

Хороший – потому что наглядный - это пример с российскими либералами. Четвертого ноября лидеры правых зовут своих сторонников митинговать против фашизма и экстремизма. Это нормально, потому что кому как не людям либеральных взглядов однозначно и последовательно доказывать словом и делом свой антифашизм.

Но вот хорошо известная Евгения Альбац призывает в "Ежедневном журнале" власти Москвы ни в коем случае не запрещать "Русский марш", не совершить "глупость года". "Глупость" же, по ее мнению, в том, что запретом шествия не остановить, это только накалит ситуацию, а значит - не избежать погромов. К тому же судить национал-экстремистов, считает Альбац, нужно за противоправные действия, а не за "интерпретацию" их слов.

Безусловно, очень трудно заподозрить Альбац в сочувствии к тем, кто превращает слово "русский" в угрозу для нерусских. Однако поверить в то, что известная журналистка способна иначе, чем власти Москвы, интерпретировать хорошо всем известные по "маршу" прошлого года лозунги, тоже непросто. К тому же призыв к власти отказаться от профилактики беспорядков в пользу борьбы с их последствиями, мягко говоря, смахивает на подстрекательство.

Мнение Альбац, так же как и призыв правой молодежной организации "Оборона" дать разрешение на проведение "Русского марша", а также еще ряд призывов того же порядка, можно интерпретировать по вкусу. Решить, что и у либералов есть свои маргиналы/радикалы, которые, конечно, портят антифашистский гламур, но к базисным устремлениям демократических партий никакого отношения не имеют.

Можно рассуждать иначе. Например, что некоторые политики, общественные деятели, а то и целые организации вполне себе осознанно провоцируют ситуацию, памятуя о том, что для опрокидывания "режима" и "перехватывания власти" хорош любой кризис. Это уже не убеждения. Это политика, в которой люди, вторящие той же Альбац, уже не правые и либералы, а азартные игроки в борьбе за власть без всяких убеждений.

То же самое можно сказать и об оппонентах правых. Когда настоящих, а когда и бутафорских – опять же, смотря по ситуации. Политолог Станислав Белковский, добившийся-таки статуса "Павловского наших дней", по различным – как правило, малоубедительным версиям - является то главным стратегом "Другой России", то идеологом русских националистов, то вдохновителем диковинного симбиоза русских патриотов и гиперсионистского движения, почему-то близкого к НБП. Сегодня этот талантливый человек, умудрившийся за короткий срок невзначай подыграть Кремлю в раскручивании "дела ЮКОСА", затем казнить Кремль за травлю "ЮКОСа" и под конец принять Ходорковского в "левые", предстает одним из организаторов "Русского марша". Многие потенциальные участники которого, есть подозрения, предпочли бы услать самого Белковского и все его многочисленные хорошо обеспеченные и вполне себе сытые "контакты" подальше отсюда. И потому мысль посеять сомнения в умах организаторов, подсунув им "всю правду" о "провокаторах", кто-то из участвующих в этой "собачьей свадьбе" счел вполне здравой. Отсюда – все эти выходы из оргкомитета "марша", какие-то сепаратные мероприятия, словеса о "сдавших нервах" депутатов, прежде желавших участвовать в шествии, прозрения насчет "оранжевости" вождей и т.п.

В конечном счете, проблема далеко не в том, что 4 ноября обязательно наступит светопреставление. Надо полагать, власти сработают на опережение и перебдят так, что оставят без дела даже уборщиков московских улиц.

Проблема в том, что в авантюрно-политическом раже с национал-экстремизмом перестают бороться даже те, кто прежде был ему в идеологической, нравственной и духовной оппозиции. Перестают бороться ради того, чтобы им манипулировать. Ведь это та "улица", которой нет ни у "оранжевых", ни у "левых", ни у "силовиков", ни у "технократов". Речь идет о силе, что манит и отталкивает одновременно. Ей втайне желают "ограниченного успеха", чтобы потом выставить счет. Властям, заигравшимся демократам, продажным политикам, беглым олигархам – не суть важно, ибо в деле все. А уж дальше – как получится. Будет день – будут "марши".

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей