"Послезавтра" не за горами

Большинство серьезных научных оценок сводятся к тому, что человек не в состоянии своей деятельностью ни "согреть", ни "охладить" Землю. Это происходит помимо его воли. И далеко не факт, что нынешнее потепление продлится долго




Мы уже привыкли к тому, что погода является ценообразующим фактором на рынке энергоносителей. Так, если в наиболее "энергоемких" странах (США, Европе) ожидается холодная зима, то топливо дорожает. А один только прогноз синоптиков об ожидающемся потеплении где-нибудь на северо-востоке США может сбить цены. Однако чем дальше, тем капризы природы становятся все более значимым и все менее предсказуемым фактором в мировой экономике. И капризы эти, надо сказать, уже далеко не безобидные. Глобальное потепление, тающие на глазах ледники, участившиеся ураганы, теряющий силу Гольфстрим, – эти объективные тенденции способны подорвать уже не только экономические прогнозы, но и саму мировую экономику. Впрочем, говорят, что ненадолго...

Хорошей иллюстрацией тому, что на Земле теплеет, стала нынешняя зима. В Москве декабрь выдался самым теплым как минимум за последние 150 лет наблюдения. А в Европе – и того больше. По оценкам британских метеорологов, "2006-й стал самым теплым годом в стране за всю историю регистрации метеонаблюдений, которые ведутся в центральной Англии с 1659 года", – пишет Washington Post. Причем, по оценкам, наступивший 2007-й будет еще теплее – просто тропическим. То же прогнозируют и исследователи в других странах. "Мы переживаем самый теплый период в альпийском регионе за 1300 лет", – поведал Associated Press климатолог австрийского Центрального института метеорологии и геодинамики Рейнхард Беем.

С точки зрения потребителей энергии это даже неплохо: меньше денег уходит на отопление. Однако для нашего здоровья, а также для ряда отраслей экономики изменение климата – настоящая беда. Ведь потепление приносит в Европу аномально теплые зимы, летнюю жару, тропические наводнения и тропические болезни, которые расширяют свою "географию". Вообще, по оценкам Всемирной организации здравоохранения, из-за изменения климата на Земле ежегодно умирает свыше 150 тыс. человек. Весьма неприятны теплые зимы и для земледелия. Многие сельскохозяйственные культуры были дезориентированы "весноподобным" декабрем 2006 года: где-то набухли почки, где-то даже появились цветы. Ничего хорошего такое пробуждение посреди зимы растениям не сулит: все отцветет раньше времени, потом померзнет, и урожай в наступившем году будет скудным.

Плохо и туристическому бизнесу, точнее – горнолыжным курортам Европы. В дни декабрьской аномалии ОЭСР даже опубликовала доклад, в котором констатировалось, что "климатические изменения создают серьезный риск для надежности снегового покрова в горнолыжных районах Альп, а следовательно, и для экономики региона, которая зависит от зимнего туризма". Шутка ли: альпийские курорты ежегодно посещает до 80 млн человек, и все они, как правило, хотят увидеть там снег. А практически весь декабрь склоны альпийских гор зеленели свежей травой...

Впрочем, теплые зимы случались на Земле и раньше – достаточно вспомнить часто цитируемые ныне строки из "Евгения Онегина" про то, как снег выпал в ночь на третье января (то есть на 17-е по новому стилю). Однако в последнее время такие зимы входят в норму – наблюдается повышение среднегодовой температуры на планете. В конце прошлого века ученые и политики всерьез заговорили об изменении климата и решили бороться с этим явлением. По мнению многих исследователей, оно грозит стать необратимым и принести куда более тяжелые последствия, чем отсутствие снега на горнолыжных курортах.

Например, из-за потепления увеличивается частота и сила атлантических циклонов. Именно они стали причиной наводнения в Центральной Европе в 2002 г. и теплого декабря-2006. Но то ли еще будет: циклоны все чаще превращаются в ураганы, которые обрушиваются на атлантическое побережье Европы и Америки. В марте прошлого года Всемирный фонд дикой природы представил доклад "Stormy Europe", в котором предупреждается о грозной тенденции: ветры, дующие над Атлантикой, превращаются во все более сильные бури. Растет и ущерб от этих бурь. В Великобритании, например, на протяжении последних 20 лет каждый ураган наносил ущерб от 200 млн до 2 млрд евро. Соответственно, возрастают риски и убытки в секторе страхования.

Африке и центральным районам Азии грозит другая беда: дальнейшее иссушение. В этих регионах скоро может возникнуть сильный дефицит воды. В Центральной Азии ситуация может усугубиться из-за таяния ледников – например, на Тибете, в Тянь-Шане. "Ледяные шапки" Земли служат естественными аккумуляторами воды: зимой они набирают массу, а летом постепенно отдают ее, подпитывая стекающие с гор реки. Не станет ледников – реки (например, Сырдарья и Амударья) летом будут пересыхать.

Будут таять арктические и антарктические льды, что чревато катастрофой для многих прибрежных государств. Согласно расчетам, если растает ледяная шапка Южного полюса Земли, то уровень мирового океана поднимется на 40 метров. Пол-Европы окажется под водой, включая и наш Санкт-Петербург. Ущерб от такой катастрофы с трудом поддается определению.

Потоки талой пресной воды из арктических широт могут разбить (и уже ослабляют) теплое атлантическое течение Гольфстрим. Оно, как известно, огибает всю Западную Европу и обеспечивает европейцам "мягкие" зимы. Не будет у них этой "батареи" – зимы в Европе станут гораздо холоднее. А значит, потребность ЕС в импорте энергоносителей еще увеличится.

В целом же мало кто брался просчитать последствия изменения климата с точки зрения мировой экономики. Пожалуй, первая серьезная попытка такого анализа была предпринята в октябре прошлого года, когда советник правительства Великобритании, бывший главный экономист ЕБРР и Всемирного банка сэр Николас Стерн презентовал доклад на эту тему. Стерн стремился рассмотреть климатические изменения комплексно и выделил следующие основные их последствия. Падение урожайности зерновых, которое будет особенно чувствительным для бедных стран. Дополнительные затраты на водоснабжение в ряде регионов (в частности, в Средиземноморье, на юге Африки). Затопление обширных территорий (в том числе, крупных городов) в результате повышения уровня моря. Непредсказуемый ущерб от растущей интенсивности ураганов, аномальных засух, наводнений и лесных пожаров. В целом климатическая система находится на грани разбалансировки, и последствия этого просчитать сложно. Однако, по мнению Стерна, только непосредственный ущерб от стихии скоро будет достигать 5% мирового ВВП в год, а косвенные расходы могут превышать 20% ВВП. Штерн, как и многие западные исследователи, призвал мировое сообщество к немедленным действиям. Он считает, что нужно стабилизировать концентрацию парниковых газов в атмосфере – и все будет в порядке. Теплеть перестанет. А чтобы добиться этого, нужны куда меньшие затраты, чем те, что понадобятся на ликвидацию последствий потепления, – всего 1% мирового ВВП в год.

Подумать только! Одна сотая доля продукции мировой экономики способна предотвратить глобальные катаклизмы? Возможно, с точки зрения экономиста, верящего в силу экономики и прогресса, все видится именно так. Но, к сожалению, природа живет по своим законам. Наш климат является производной от стольких факторов (помимо выброса "парниковых газов" промышленностью), что не только 1%, но и всего мирового ВВП может не хватить на то, чтобы его изменить.

Если политики и экономисты верят в способность повлиять на климат, то в научных кругах Европы, напротив, очень много разговоров о необратимости климатических изменений. Начиная от вышеупомянутого австрийца Рейнхарда Беема, утверждающего, что "дальше будет еще теплее", до знаменитого ученого-футуролога Джеймса Лавлока, который связывает потепление с неотвратимой "местью" Земли человеку. Однако в России, где, кстати, теплеет быстрее (из-за нагрева огромной материковой плиты) ученые не спешат с апокалиптическими прогнозами. Они указывают на тот факт, что нынешнее потепление – далеко не первое. На протяжении всей истории планеты потепления сменялись похолоданиями, а иногда – ледниковыми периодами. И связаны они отнюдь не с деятельностью человека. Кто-то полагает, что причиной этих циклов является неравномерность солнечной активности, другие связывают их с периодическими колебаниями температуры мирового океана.

Есть основания полагать, что нынешнее потепление тоже закончится, и на Земле опять похолодает. Причем, произойти это может довольно скоро. Пулковская обсерватория РАН уже предупреждает о предстоящем похолодании. "Исследовав изменения потока солнечного излучения, мы пришли к выводу: в 2012–2015 гг. температура начнет падать. В 2055–2060 гг. наступит глобальное похолодание. Оно продлится примерно 60 лет. После этого снова потеплеет", утверждают сотрудники главной обсерватории страны. Причем, как это ни удивительно, ускорить похолодание может... таяние арктических льдов. Ведь по мере освобождения водной поверхности Северного Ледовитого океана увеличивается площадь испарения воды, а это чревато обильными снегопадами и оледенением Северного полушария.

Так почему же западные ученые, строя свои прогнозы, буквально зациклились на парниковом эффекте и борьбе с углекислым газом? Возможно, потому, что это единственная гипотеза, связывающая изменение климата с деятельностью человека. Согласно ей, человек может повлиять на происходящие изменения. А это как раз в духе европейской антропоцентричной цивилизации. Человек в ответе за все, человек может все изменить и т.д. Именно из этой философии (а отнюдь не из научных наблюдений) возник такой замечательный "инструмент", как Киотский протокол. Это соглашение предписывает странам-участницам постепенно ограничивать промышленные выбросы "парниковых газов", главным из которых считается углекислый газ. Каждой стране выделяется квота выбросов, и в мире уже идет бойкая торговля "излишками" этих квот.

Однако никто не уточняет, что основную роль в создании "парникового эффекта" играет не СО2, а обычный водяной пар, выбросы которого регулировать просто невозможно. Все в ужасе от пребывания в "парнике", но никто не задумывается, что не будь этого эффекта, среднегодовая температура у поверхности Земли была бы на 30 градусов ниже нынешней. Никто не задумывается и о том, что углекислый газ, которому объявлена война, необходим для роста растений, и если его концентрация в атмосфере упадет, то земная флора начнет загибаться, и скоро некому станет очищать воздух от тех же парниковых газов. К счастью для нас, никакой протокол не сможет одолеть углекислый газ. Хотя бы потому, что основным источником "обвиняемого" СО2 является не промышленность, а мировой океан, который выделяет и поглощает объемы углекислого газа, во много раз превосходящие все промышленные выбросы. Так что роль человека в создании "парникового эффекта" и в потеплении все же ничтожно мала.

Большинство серьезных научных оценок сводятся к тому, что человек не в состоянии своей деятельностью ни "согреть", ни "охладить" Землю. Это происходит помимо его воли. И далеко не факт, что нынешнее потепление продлится долго, хотя экономика, конечно, успеет ощутить на себе вышеперечисленные последствия этого явления. В любом случае, кидаться сейчас на борьбу с углекислым газом – дело неблагодарное. Зато можно заняться другими "продуктами жизнедеятельности" цивилизации. Ведь кроме безобидного СО2 человечество производит много всякой гадости, отрицательное воздействие которой на окружающую среду очевидно. Это высокотоксичные, мутагенные и канцерогенные вещества: сернистый и угарный газ, окислы азота, бензопирен, сажа, тяжелые металлы. Удивительно, но борьба с этими выбросами не приобрела таких масштабов и пиара, как борьба с потеплением. Невольно напрашивается вывод, что Киотский протокол на самом деле направлен не на защиту окружающей среды, а на какие-то другие цели. Например, на установление контроля над уровнем развития экономик тех стран, которые в силу технологического отставания не смогут вовремя сократить выбросы СО2.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей