Тайная жизнь ГДР стала явной

На 16 миллионов жителей ГДР приходилось 90 тысяч офицеров "Штази" и в два раза больше ее тайных агентов. Соседи доносили на соседей, сослуживцы на сослуживцев, родственники на родственников

Жизнь других (Das Leben der Anderen)
Германия, 2006
Режиссер: Флориан Хенкель фон Доннерсмарк
В ролях: Ульрих Мюэ, Себастьян Кох, Мартина Гедек, Ульрих Тукур





Восточный Берлин, 1984 год. Молодой успешный драматург Георг Дрейман (Себастьян Кох) считается вполне благонадежным в глазах режима, но его в чем-то подозревают. За квартирой Дреймана и его подруги, популярной актрисы Кристы-Марии (Мартина Гедек), устанавливают слежку, которой руководит безупречный агент "Штази" полковник Герд Вислер (Ульрих Мюэ).

"Жизнь других" немецкого дебютанта Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка получил призы зрительских симпатий на нескольких международных фестивалях, приз немецких кинокритиков за дебют и золотую награду национальной кинопремии за лучшую режиссуру и лучший сценарий (а также за лучшую работу оператора и художника-постановщика и лучшие актерские работы Ульриха Мюэ и Ульриха Тукураи). В Италии он был назван лучшим европейским фильмом 2006 г., в Голливуде – лучшим зарубежным фильмом. В Германии его просто считают лучшим кино десятилетия. Картине потребовалось полтора года с момента выхода, чтобы добраться до России, где, кажется, ее способны понять и оценить лучше, чем где бы то ни было.

С момента падения Берлинской стены объединенная немецкая кинематография постоянно обращается к недавнему разделенному прошлому страны, но делает это очень избирательно. Популярны ностальгические комедии об "осси" – жителях ГДР, с их маленькими смешными автомобилями, мелкими мещанскими радостями и гигантской фигурой Ленина, закрывающей солнце (самый известный из подобных фильмов – "Гудбай, Ленин"). Нередки драмы о тех же "осси", безуспешно пытающихся перебраться на Запад ("Тоннель"). Кинематографистов занимает, в основном, самый яркий момент в недавней истории – падение Стены, а также последние месяцы прокоммунистического режима ГДР.

Фильм Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка показал, что можно и нужно двигаться дальше, киноаппаратом, как скальпелем, рассекая механизм действия политической машины ГДР, машины страха и обмана. "Жизнь других" стал катализатором первых серьезных дебатов о роли "Штази" в жизни Восточной Германии – темы, находившейся все эти годы под негласным запретом. Согласно недавним опросам, 56% жителей объединенной страны считают, что обсуждать ошибки коммунистической системы пока не уместно. Критику ГДР бывшие восточные немцы воспринимают как критику их самих.

На 16 миллионов жителей ГДР приходилось 90 тысяч офицеров "Штази" и в два раза больше ее тайных агентов, которым мог оказаться кто угодно. Соседи доносили на соседей, сослуживцы на сослуживцев, родственники на родственников. Ульрих Мюэ, сыгравший в "Жизни других" роль агента Вислера, начинал актерскую карьеру в Восточной Германии. Во время подготовки к съемкам он получил возможность заглянуть в собственный файл из архивов "Штази" и узнал, что в течение шести лет информацию о нем поставляла полиции собственная жена. Еще не все можно говорить – первое издание DVD с фильмом было отозвано из-за упоминания режиссером некоторых известных людей, будто бы сотрудничавших со "Штази", – но что-то говорить просто необходимо.

Толчком к написанию сценария стала для Доннерсмарка цитата из письма Ленина к Горькому: "Ничего не знаю лучше "Apassionata", готов слушать ее каждый день. Изумительная, нечеловеческая музыка... Но часто слушать музыку не могу, действует на нервы, хочется милые глупости говорить и гладить по головкам людей, которые, живя в грязном аду, могут создавать такую красоту. А сегодня гладить по головке никого нельзя – руку откусят - и надобно бить по головкам, бить безжалостно, хотя мы, в идеале, против всякого насилия над людьми". Точно так же не последнюю роль в преображении агента Вислера играет стихотворение Бертольда Брехта, которое он слышит из уст Дреймана.

Фильм утверждает, что при любом, самом тоталитарном режиме существуют те, кто сомневается, кто осмеливается мыслить самостоятельно и подвергать сомнению приказы, которые должны быть бездумно исполнены. Доннерсмарка ведет не наивность, но вера – в людей и в искусство, которое может изменить их к лучшему. Эта вера делает искусством "Жизнь других".

В прокате с 19 июля

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей