Южная Осетия движется к своей цели

Президент РЮО Эдуард Кокойты: "В случае признания Косова состоится и признание Южной Осетии. Мы готовы к любым испытаниям, но свою независимость мы заслужили"




Эксклюзивное интервью с президентом РЮО Эдуардом Кокойты.

"Yтро": Президент Грузии недавно заявил, что "грузино-осетинский конфликт будет решен в ближайшие месяцы", что "Цхинвальский режим нестабилен как прогнивший зуб" и что "русские проговорились, что Южная Осетия их не интересует". Оставляет ли это шанс на мирное урегулирование конфликта?

Эдуард Кокойты: Этот бред мы слышали уже не раз и готовы к любому повороту событий. События 7 ноября показали, насколько Саакашвили ненавидит свой народ. Так что у меня нет особого желания реагировать на слова заблудившегося человека. Проблема в том, что он руководит страной и подталкивает народы к серьезному противостоянию.

Блокада и агрессия со стороны Грузии заметно мешают развитию экономики Южной Осетии. Мы знаем свои болевые точки и делаем все для того, чтобы поднять экономику. Слава богу, нам это удается. И уровень жизни сегодня в Южной Осетии в разы выше, чем в Грузии. Значительная часть грузинского населения во временно оккупированных грузинскими Вооруженными силами населенных пунктах хотела бы получить российское гражданство. Многие из них уже имеют его, но вынуждены скрывать это, поскольку против них в Грузии развязан настоящий террор. Эти люди находятся в очень тяжелом положении. Возможно, их несогласие подчиняться диктату Тбилиси и марионетке Санакоеву приведет к открытой форме противостояния. Именно поэтому в грузинских анклавах Южной Осетии находится такое количество спецподразделений грузинской полиции.

За последние полгода грузинская сторона совершила 29 нарушений в зоне конфликта. На самом деле, их значительно больше, но зафиксировано наблюдателями только 29. Грузия незаконно, в нарушение всех имеющихся соглашений, выставила в зоне конфликта 26 постов. В то время как мы в рамках подписанных соглашений и договоренностей, достигнутых во время моей встречи с ныне покойным Жвания, оставили высоты и фортификационные сооружения. Их заняла грузинская сторона, прикрываясь грузинскими миротворцами, которые фактически вышли из подчинения командующего миротворческими силами. Ситуация явно ненормальная, поскольку эти действия направлены на дискредитацию миротворческой операции. Я еще раз хочу выразить благодарность российским миротворцам, которые, подвергаясь унижениям и оскорблениям, проявляют сдержанность, образцы мужества и профессионализма. Потому что превыше всего для них – миротворческий долг.

"Y": Сейчас определяется судьба Косова. Как "косовский фактор" скажется на судьбе Южной Осетии?

Э.К.: У Южной Осетии больше политико-правовых оснований на независимость, и сегодня мы не ставим вопрос о признании Косова во главу угла. Для нас решение по Косову будет служить дополнительным стимулом в том, чтобы добиваться признания нашей независимости. Не стоит забывать, что косовский вопрос – продукт военной агрессии и развала государства, а Южная Осетия и Абхазия, как и Приднестровье – продукт незавершившегося демократического процесса распада Советского Союза. И все же мы будем использовать косовский фактор.

"Y": Вы предлагали Тбилиси подписать документ, гарантирующий неприменение военной силы в зоне конфликта. Предложение все еще в силе?

Э.К.: Да. Я готов на встречу с президентом Грузии для того, чтобы обсудить создавшееся положение и подписать меморандум о невозобновлении боевых действий, применения силы и угрозы ее применения, восстановлении взаимодоверия между нашими народами.

Диалоги тбилисских политиков в стиле "сам с собой" никак не способствуют урегулированию кризиса. Об этом мы неоднократно говорили представителям ОБСЕ и Совета Европы. Кстати, эти структуры пытаются проявить активность, но их тенденциозность сводит все усилия на нет и вызывают недоверие югоосетинской стороны. Как бы они сегодня гладко и мягко ни стелили, их действия все равно направлены на то, чтобы поддержать Грузию, как сторону конфликта, что неприемлемо для нас.

Грузинский национализм – государственная болезнь, которую нужно лечить не амбулаторно, а стационарно, с хирургическим вмешательством. Без осуждения националистической идеологии Грузии мирный процесс на Кавказе невозможен. Грузия представляет опасность для всего кавказского региона. И те страны, которые сегодня ее вооружают, должны отдавать себе отчет

"Y": Имеют ли контакты Южной Осетии с Абхазией и Приднестровьем реальное наполнение? Окажут ли самопровозглашенные республики военную помощь друг другу в случае агрессии?

Э.К.: Безусловно. Мы большие друзья с Сергеем Васильевичем Багапшем. Наши встречи приносят результат. Начали сотрудничество наши молодежные организации; создаются совместные предприятия, растут контакты на уровне предпринимательства. И наши личные отношения, и то основание, которое мы закладываем в Сообщество за демократию и права народов, безусловно, настраивают на оптимизм. Сегодня в рамках Сообщества мы создаем основу на перспективу, организуя взаимодействие в культурной, экономической и научно-производственной сферах. Мы довольны итогами нашей работы.

Что касается военной составляющей, мы не раз заявляли, что в случае каких-либо обострений в Южной Осетии, Абхазии и Приднестровской республике (пусть отсутствие прямых границ никого не вводит в заблуждение) мы будем оказывать помощь союзникам. К примеру, во время обострения на грузино-абхазской границе все части и подразделения силовых структур Южной Осетии были приведены в повышенную готовность. Аналогичные действия предприняла и Абхазия во время грузинских провокаций в Южной Осетии. У нас есть связь с президентом Абхазии, налажено взаимодействие с силовиками. В этом отношении мы не играем. Не дай бог, если сопредельная сторона снова затеет войну. В отличие от Грузии, мы не пиаримся, а говорим, что есть, и делаем то, на что способны и что можем реализовать. Как показали прошлые боевые действия в Абхазии, мы не останемся в стороне. Это не означает, что туда поедут только добровольцы. Мы будем помогать союзникам в любых формах, вплоть до открытия второго фронта.

"Y": Как обстоит дело с прокладкой стратегического газопровода и обеспечением республики водой?

Э.К.: Обводной ЛЭП уже построен, газопровод строится. К сожалению, водовод проходит через территорию грузинского анклава, где постоянно делаются врезки, создаются аварии, чтобы оставить Цхинвал и села Южной Осетии без воды. Летом, в жару, провокации следуют постоянно. Так что мы будем строить обводной водовод.

В Южной Осетии наблюдается экономический рост. Киловатт электроэнергии у нас стоит рубль, а в Грузии – 2,4 руб. в переводе на российскую валюту. В Южной Осетии сахар, мука и все основные продукты стоят намного дешевле, чем в Грузии. Я знаю, что довольно состоятельные люди на территории временно оккупированных грузинских сел Южной Осетии испытывают нужду в муке. Их обкладывают налогами на приусадебные участки, там люди не могут пойти в лес и заготовить дрова из-за огромных штрафов. Экономика Грузии и действия ее властей не выдерживают никакой критики, потому что направлены на подавление и грабеж людей. А мы в Южной Осетии изыскали возможность освободить граждан от налога на землю, создаем условия для развития фермерских хозяйств. У нас закупается современная российская сельскохозяйственная техника, создана МТС. Грузинские селяне плакали, видев наши уборочные бригады на полях. И это не преувеличение. А ведь в Грузию на реабилитацию зоны конфликта идут большие дотации, но они используются не по назначению. Мы предупреждали об этом представителям ОБСЕ и Евросоюза.

В Южной Осетии сейчас разрабатывают проекты по реанимации и созданию добывающих и перерабатывающих предприятий. Конечно, трудностей хватает. Но главное, что в республику вошли серьезные инвесторы. Здесь строятся офисы, ведутся серьезные геологические изыскания. Все это говорит о хорошей перспективе. Пока нас тормозит экономическая блокада со стороны Грузии и международные санкции. Но в любом случае, мы уверены в своих силах и идем вперед.

Бюджет республики значительно вырос, что позволяет нам с оптимизмом смотреть на выполнение главной задачи – удержать людей на местах. Следующий этап – развитие. В рамках Экономического совета республики проходят контакты с инвесторами из России и других стран, готовых вложить серьезные средства в развитие Южной Осетии. Наша задача – создать для них благоприятные и прозрачные условия.

"Y": Есть ли у Южной Осетии союзники, кроме России и самопровозглашенных республик?

Э.К.: Многие страны относятся к нашим проблемам с пониманием. Для них неприемлема политика двойных стандартов и то положение, в котором оказалась Южная Осетия. Но пока на международном уровне доминируют США, наши друзья не афишируют свою помощь республике.

Южная Осетия не сойдет с российской орбиты – как говорится, не дождетесь. Неоднократно нам и по линии НПО, и по линии экспертов заявляли, проводя параллели с Косовом, что международное сообщество готово признать Южную Осетию только при условии отказа от пророссийской линии. Говорили, что Запад не против объединения Северной и Южной Осетии, но только вне состава России. Комментарии излишни. Скажу только, что в случае признания Косова состоится и признание Южной Осетии. Мы готовы к любым испытаниям, но свою независимость мы заслужили.

"Y": Спасибо за беседу.

ФОТО Сергея Узакова

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей