Что творится в горной Чечне

Смерть по-прежнему рыщет по отремонтированной веденской дороге, не разбирая ни национальности, ни религиозных убеждений... Корреспондент "Yтра" передает из самого сердца горной Чечни




Дорога к безработным рекордсменам

Если сравнить скромное асфальтовое полотно, ведущее из равнинной части Чечни в Веденский район, с тверским участком трассы федерального значения Москва - Рига, то может показаться, что боевые действия шли не в горах Кавказа, а в Тверской области. Путь в Ведено не изобилует крутыми поворотами, пропастями и отвесными скалами, как, скажем, под Шатоем или Шароем. Оползней здесь не бывает. Горы, покрытые густой растительностью, наблюдают за теми, кто держит путь на юг. Правда, иногда горы огрызаются огнем, покрываясь вспышками от автоматных и пулеметных выстрелов. Здесь бывают засады, и смерть, воплотившись в свинец, рыщет по отремонтированной веденской дороге, не разбирая ни национальности, ни религиозных убеждений.

Обе чеченские кампании изобиловали столкновениями на отрезке дороги, связывающем Сержень-Юрт и Ведено. Было время, когда нападения и подрывы фугасов здесь воспринимались как само собой разумеющееся. Земля Ведено обильно полита русской и чеченской кровью. Здесь попадали в засады боевые и тыловые колонны федералов; горели БТРы и "Уралы"; горы утюжили "Сушки" и "крокодилы"; высаживались тактические десанты российских войск, а спецназ ВДВ раз за разом брал штурмом высоты под шквальным огнем сепаратистов, выбивая их из опорных пунктов и бункеров. В Сержень-Юрте находчивый иорданец Хаттаб устроил террористические курсы в бывшем пионерском лагере. Приобретенные знания и навыки террористы применяли в Чечне, Ингушетии и Дагестане. Они пытаются делать это и сейчас, правда, в куда меньшем масштабе.

...Когда мы засветло подъехали к Ведено, воздух стал заметно прозрачнее. Туманные сгустки на въезде в райцентр давали понять, что скоро можно оказаться вровень и даже выше облаков. Панорама, открывающаяся на ущелье горной реки у районной военной комендатуры, то и дело быстро затягивается туманом, который сразу ограничивает видимость. Но уже через пять минут ветер разгоняет вязкое "молоко" и обнажается небесная лазурь. Совсем рядом с комендатурой, метрах в тридцати, виднеются остатки какого-то капитального сооружения. Мне пояснили, что это бывший бункер Басаева, взорванный нашими саперами еще в начале кампании. Потом укрепление террориста взрывали снова и снова, до тех пор, пока у него не осталось крыши. Так в Чечне уничтожают любое свидетельство существования квазигосударства Ичкерия и ее лидеров. Например, после уничтожения Масхадова в селе Толстой-Юрт дом и бункер, где он скрывался, были снесены, чтобы избежать паломничества.

С комендантом Веденского района полковником Александром Абрамовым мы познакомились в перерыве между постановкой боевых задач. Комендантской колонне предстоял выезд по селам и ключевым точкам, где расположены военные заставы в горах. Мероприятие требовало особой подготовки, мер предосторожности и секретности, иначе военные рисковали нарваться на неприятности. Коменданту было явно не до журналистов, но он проявил себя с самой лучшей стороны, любезно введя меня в курс дела за десять минут.

"Ведено считается сердцем Ичкерии. Здесь особые климат и менталитет. Сейчас ситуация стала более стабильной, но бандиты бродят по-прежнему. Криминал сравним с тем, что происходило в России в начале и середине 90-х гг., – рассказал полковник Абрамов. – За время противостояния здесь сформировалась социальная база бандподполья. В районе достаточно сочувствующих НВФ. Это реальность, которую нельзя не учитывать". Поэтому в горном Веденском районе, в отличие от равнинных, до сих пор действуют два райотдела милиции – постоянный, в котором служат чеченские милиционеры, и временный – ВОВД, состоящий из милиционеров, прикомандированных из различных уголков России. Местными милиционерами руководит Хизир Зайпуллаев, у которого бандиты вырезали всю семью. Поэтому Зайпуллаев не отступит, не продастся. Но среди милиционеров встречаются и другие. Один из участковых инспекторов Веденского РОВД в конце 2007 г. приготовил милицейскому руководству предновогодний сюрприз, оставив адрес, по которому и отправился: "Горы, незаконные вооруженные формирования".

Бич Ведено, как и всей Чечни, – тотальная безработица. В Веденском районе она, наверное, самая высокая в республике – 98% от трудоспособного населения. Оставшиеся 2% счастливцев – работники силовых и гражданских госструктур и редкие бизнесмены – уроженцы Ведено, осевшие в Москве и других городах России. Но утверждать, что при этом Веденский район забыт властями, не поворачивается язык. Бюджет района на 2008 г. составляет 254 млн рублей, что с учетом 60 тысяч жителей является весьма и весьма приличной суммой. Также для нужд района поступают средства по целевым программам и федеральным национальным проектам. Адекватной поддержкой жителям, пострадавшим от войны, выглядит их временное освобождение от платы за электричество и коммунальные услуги. Многие получили компенсации за разрушенное жилье и утерянное имущество. Глядя на просторные особняки из красного кирпича, можно сказать, что население здесь не бедствует. Сейчас оно даже отвечает власти взаимностью: подавляющее большинство местных жителей, которые участвуют в выборах, голосуют за "Единую Россию" по вполне меркантильным соображениям – в расчете на новые потоки денежных средств. И их практичные ожидания не обманываются.

Горный туризм на фоне бандитизма

Недавно в этих местах побывал президент Чечни Рамзан Кадыров, который объявил 2008 г. "годом Ведено". В рамках акции правительством республики создан оперативный штаб по восстановлению района, в ряд отдаленных горных сел, где электричества не было в принципе, уже начали проводить свет. На этот раз Кадыров обещал жителям полностью восстановить инфраструктуру Ведено и создать туристическую базу. "С наступлением тепла в район поступят необходимая техника и стройматериалы. Я надеюсь, что в ближайшее время здесь будут развернуты широкомасштабные строительно-восстановительные работы, что позволит нам создать дополнительные рабочие места, – рассказал Кадыров, отметивший географическую специфику Веденского района с "превосходными ландшафтами, полями и садами". – Грех было бы не воспользоваться этими благами. Совместными усилиями мы сможем не просто возродить район из руин, а сделать из него райский уголок. В перспективе можно будет открыть здесь туристические базы и лагеря отдыха".

Еще несколько лет назад руководством республики разрабатывался план по освоению реликтового озера Казеной-Ам на границе Веденского района Чечни и Дагестана, где когда-то располагалась высокогорная база сборной СССР по гребле. В лихолетье террорист Басаев пытался держать тут высокогорную пасеку. Самому озеру, в котором водятся уникальные виды форели и которое, по преданиям горцев, является бездонным, досталось во время боев. В басаевском штабе планировали использовать лед Казеной-Ам в качестве взлетно-посадочной полосы для легкомоторных самолетов. Так что, на всякий случай, озеро несколько раз бомбила авиация. Говорят, именно в этом месте, где летом ютится только одна дагестанская семья, власти Чечни хотят построить новую турбазу. У журналистов центральных СМИ этот план вызывает скепсис, ведь пока отдых на Казеной-Ам сравним с добровольным заложничеством. Наверное, этот и другие проекты – дело будущего, которое, по планам Кадырова и его окружения, позволит "жителям и выходцам из Веденского района включиться в созидательный процесс, потому что без них восстановить инфраструктуру невозможно".

Пока же туризм в Ведено носит чисто военный характер, привлекая людей в погонах и журналистов. Может быть, наивных гражданских туристов-первопроходцев уже с нетерпением ждут в разрозненных мелких бандах, которые все еще бродят в горах. Зимними холодами бандиты стараются держаться поближе к человеческому жилью, прячутся в заранее приготовленных схронах в горах. Одно из таких убежищ было обнаружено в конце минувшего года в Шатойском районе Чечни. В подземелье, рассчитанное человек на сорок, даже была проведена горячая вода! Когда база была обнаружена, в бою был уничтожен охранник, остальным удалось быстро уйти. По оперативным данным, в отряде находилось больше десяти человек. Направились они на юг, в сторону границы с Грузией – и растворились в горах. Речь идет о так называемой Итум-Калинской бандгруппе во главе с Тарханом Газиевым.

В любом случае, военные уверены, что зимой бандподполье копит силы, а с наступлением "зеленки" активность групп возрастет. Так происходит каждый год, и нет никаких признаков того, что этим летом ситуация радикально изменится. А значит, реальных сдвигов, в том числе и в реализации масштабных туристических планов молодых чеченских реформаторов во главе с Рамзаном Кадыровым, не предвидится. Пока сводки свидетельствуют, что работы милиции и военным хватит с избытком. Недавно в ауле Сельментаузен Веденского района милиционеры задержали двоих пособников боевиков, которые передавали бандгруппам продукты и сообщали о дислокации федеральных сил. Оба безработных, как пояснили оперативники, работали на бандитов во главе с Хусейном Гакаевым. Сейчас они активно сотрудничают со следствием, показывая милиционерам бандитские тайники с оружием и боеприпасами. Буквально через несколько дней после этого события в лесу у селений Марзой-Мохк и Беной под Ведено милиционеры вступили в бой с другой группой бандитов. По официальной версии, в полуторачасовой перестрелке были ранены семь сотрудников МВД, один из которых умер потом в больнице. Боевики сумели оторваться от преследования и, судя по следам крови и волочения на снегу, унесли своих раненых. На месте был обнаружен только труп одного из лидеров бандподподполья – Хаджимурада Яганова из Дагестана по кличке "Абузар".

Характеризуя бандподполье, военный комендант Веденского района отметил, что основные фигуранты – лидеры бандитских структур – хорошо известны правоохранительным органам. Это маргинальные преступные элементы, занявшие места уничтоженных матерых террористов. Замом Умарова стал Супьян Абдуллаев – бывший школьный учитель физкультуры (клички "Читок", "200", "Рыжий Супьян" и др.). Есть "амир" Дарго Усман Мунцигов – человек с двумя классами образования, который промышляет разбоем со своим братом. В его бандгруппу входит около 15 человек. Орудуют Джабраилов, братья Якубовы, которые участвовали в еще в басаевском нападении на Буденновск. Есть бандит Турпал-Али Джамалханов, который воюет с 15 лет.

Ведено как место солдатских крестов

По оперативным данным, во второй половине прошлого года бандподполье получило из Грузии имущество и деньги. Тогда же под Ца-Ведено бандитами была обстреляна милицейская колонна. Были раненые и убитые. В этом нападении бандитами обкатывались "новобранцы".

Источники в правоохранительных структурах РФ подтвердили "Yтру", что в "замиренной" Чечне продолжает действовать вербовочная система экстремистов. В Веденском и других районах продолжается отток чеченской молодежи в горы. Нельзя сказать, что молодежь сбегает к террористам целыми классами и студенческими группами, как об этом вещают удуговские "соловьи" на своих сайтах. Но все же желающие повоевать среди молодых чеченцев встречаются. По словам военных, бандитские формирования за прошлый год не стали сильнее. Они избегают прямых столкновений, уходят в горы и копят силы. "Это религиозные фанатики. Если нет денег на учебу в Грозном, Ростове, Нальчике и Москве, молодые люди уходят в банды в надежде проявить себя с автоматом в руках. Их ждет то же, что произошло в Нальчике в 2005 г., когда вербовщики-провокаторы кинули молодняк "на джихад", который отстреливали прямо на улицах", – так объясняют методы привлечения желающих в бандитские группы в комендатуре Веденского района.

Проблема в том, что на горных базах бандитов по-прежнему находятся иностранные инструкторы и наемники из разных стран. И даже если официальные лица в Грозном продолжают утверждать, что арабов в горах бродит всего лишь с десяток, это не меняет сути происходящего: в Чечне еще есть те, кто с распростертыми объятиями примут наемников, в том числе немецких граждан или русских, принявших ислам. Характерный пример привел подполковник Абдулмеджидов из военной комендатуры, который во время выборной кампании в Госдуму в конце ноября прошлого года был откомандирован на охрану 55-го избирательного участка, расположенного в школе аула Дуц-Хутор на границе Веденского и Шатойского районов. По словам офицера, вечерами в эфир на милицейской частоте часто вклинивались арабские наемники. Группа милиционеров и военнослужащих была готовы к круговой обороне избирательного участка, но нападения так и не последовало – видимо, эта цель для зимующих бандитов не представляла интереса.

...Заставы на дороге, соединяющие Ведено с "большой землей", всегда готовы к бою. У аула Беной на 122-м КПП несут службу бойцы Пермского ОМОНа, усиленные подразделением 46-й ОБРОН Внутренних войск МВД РФ. "Все так же, как и год назад. Только жестче стал режим на КПП", – объяснил мне омоновец. Вокруг поста кресты – так обозначают места, где погибли российские солдаты и офицеры. У аула Верхатой в этот день силами военной комендатуры и Временного отдела внутренних дел было установлено "выдвижное КПП". Акция по проверке проезжающего транспорта – запланированная и профилактическая. На комендатуру возложен контроль за жизненно важной трассой, которая должна функционировать бесперебойно. К тому же во время второй чеченской кампании банды периодически промышляли в этих местах, выставляя свои "временные посты".

Здесь, рядом с "выдвижным КПП", новые кресты и небольшой обелиск. На перекрестке разбитые строения, под ногами – гильзы от автоматов и КПВТ. Из земли торчат хвосты от реактивных снарядов "Смерч". Кресты установлены в разное время – по мере того, как на этом простреливаемом и очень удобном для организации засад месте погибали российские солдаты и офицеры. На крестах и камне надписи:
"...лейтенант Цыганенко Сергей Васильевич, 14.07.1973 г., погиб 22.11.2002г. 17 ОСН 1 ГСН
...капитан Миронов Алексей Владиславович, род. 13.06.1973 г.
...сержант Крайнов Иван Андреевич, род. 25.12.1982г.
погибли 15.01.2003г.
...мл. сержант Фатыхов Раушан Альбертович, род. 24.09.1984, погиб 5.07.2004г.".

...Дежурство на "выдвижном КПП" не принесло неожиданностей. Видно, бандиты не решились разъезжать по дороге в этот раз. На базу пришлось возвращаться с инженерной разведкой батальона 46-й бригады внутренних войск (ОБРОН), расположенного в Ведено. Во время езды на броне с ветерком старший группы саперов рассказал мне, как две недели назад у моста через ручей на подъеме к райцентру военные обнаружили мину-самоделку с контактом, спрятанным в сигаретной пачке. 400 граммов тротила были усилены рубленными гвоздями. "Ставили на нас. Знали, что мы особенно проверяем мост. Думали, кто-то из солдат поднимет пачку сигарет", – рассказал офицер. Но обошлось без потерь. Самоделку расстреляли прямо на месте.

К кому уехала тетя Басаева?

Райцентр Ведено – конгломерат нескольких разросшихся горных аулов, границы между которыми с каждым годом становятся все более условными. Это собственно Ведено, Ца-Ведено и Дышне-Ведено, которое считалось басаевским местом. Судя по косым взглядам, которыми здесь встречают чужаков, настроения не сильно изменились по сравнению с тем, что думали и о чем мечтали здесь десять лет назад. В Дышне-Ведено ухо надо держать востро, в ауле царят свои законы. На мосту через реку, отделяющую это село от Ведено, недавно была обстреляна машина с местными милиционерами: погибло двое, а нападавшим удалось уйти, скрывшись за деревьями. Во многих семьях в Дышне-Ведено детям запрещают смотреть телевизор (правда, учитывая пошлость и разврат на телеканалах, это решение обсуждаемо), а не так давно в селе пытались внедрить в школьную программу изучение арабского языка. Инициативу не поддержали, но, учитывая исламизацию республики и внедрение норм шариата, нельзя исключать, что изучать в будущем арабский будут не только в медресе, но и в школах Чечни.

...В Дышне-Ведено меня чуть не обманули свои. Когда я попросил показать дом Басаева, милиционер привез меня к роскошному необитаемому особняку, хранящему на себе следы прямых попаданий неуправляемых ракет и авиабомб. Но выглянувшая на дорогу соседка объяснила, что дом принадлежит московскому бизнесмену Тарамову. Тому самому, который в 2000 г. подвизался было командовать в Ведено пророссийским ополчением, а потом плюнул на все и снова подался в столицу России.

Второй наш визит уже получился более серьезным. Правда, к обширному куяну (имению) Басаевых меня сопровождал целый взвод чеченского батальона "Юг" внутренних войск с пулеметами. От былой роскоши осталось здесь немного – чудом уцелевшая длинная четырехметровая стена, отделявшая басаевский сад от проселочной дороги, остатки большого дома Басаева, пробитые насквозь, и двухуровневый бассейн во дворе. Басаевский сад имеет запущенный вид по причине обилия воронок от авиабомб. Точные попадания показывали, что российские военные пилоты не до конца растеряли свое мастерство в смутное перестроечное время.

Рядом с пустующим имением располагался куда меньший домик тетки Басаева Дагман, которая как-то в прошлом году призналась журналистам, что ее достали визитами военные, милиционеры и журналисты. Не стали нарушать традицию и мы, но во дворе дома Дагман нам заявили, что тетя Басаева отбыла за границу. "К племяннику поехала, точно. Я говорил же, что его не убили", – мрачно проронил 18-летний чеченский пулеметчик батальона "Юг" и пошел к бронированному "УАЗу". Покидали мы бывшую вотчину Басаева по другой дороге, под пристальными взглядами слонявшихся без дела чеченских подростков. Не повторять маршрутов - таково незыблемое чеченское правило во время визитов в "стремные" места, иначе шанс поймать фугас вырастает в несколько раз.

На въезде в село Дышне-Ведено стоит еще один развороченный дом, в котором в 2003 г. по приказу Басаева взорвали командира роты чеченского спецназа Минобороны России Джабраила Ямадаева. Бандиты заложили мощную бомбу в диван, зашив обшивку, и ждали, когда спецназовцы появятся на месте. Вечером после спецоперации рота расположилась в Дышне-Ведено, а заболевший командир прилег на диван отдохнуть. Раздался взрыв, разметавший стены строения... Развороченный дом, припорошенный снегом, так и стоит как суровое напоминание. Его бывший хозяин считался у Басаева "начальником разведки". Куда занесла его нелегкая, жив ли он? Не известно.

Джабраилу Ямадаеву посмертно дали Героя России, а его "заказчика" достали только через три года – Басаева выманили из логова в Ингушетию с помощью машины, доверху наполненной взрывчаткой. Когда террорист и его ближайшее окружение восторженно рассматривали новый арсенал, оперативникам осталось только нажать кнопку...

"Юг" закроет Ведено

В Ведено кроме комендатуры и батальона 46-й ОБРОН еще расположены рота батальона спецназа "Восток" Минобороны России и штаб батальона "Юг" внутренних войск, в котором также служат только чеченцы. Словом, сил, чтобы противостоять бандитам, достаточно. В 2006 г. в боях с бандитами батальон "Юг" потерял шесть человек убитыми, в прошлом – четырех. Трое бойцов погибли в октябре 2007 г., когда колонна напоролась на бандитскую засаду на извилистой дороге при возвращении из аула Дарго. Боевики били с нескольких точек с высоты. Военные приняли бой, уничтожив нескольких нападавших, но потери в "Юге" оказались велики: 14 раненых, а сержанта Абубакара Ишиева, рядовых Апти Исраилова и Рустама Незирова посмертно представили к ордену Мужества.

О том, в каких условиях приходится выполнять работу, "Yтру" рассказал командир 1-й патрульной роты батальона "Юг" внутренних войск МВД РФ капитан Бадруди Товсултанов.

"Y": Правда ли, что южных районах Чечни возросла активизация бандформирований?
– Нет у них сил, чтобы захватить какой-либо объект. Могут устроить подрыв, засаду, обстрелять машину и скрыться, чтобы не попасть под ответный огонь. Это их тактика. На большее они не способны. Это чисто партизанские действия. Обычно мы получаем информацию и идем на захват и нейтрализацию бандгруппы, которая зашла в село. Наша задача – тихо подойти и уничтожить, а их – выставить наблюдателей и, чуть что, убежать в горы. Мы ловим, а они бегают. Ходят группами по три - четыре человека или чуть больше. Они тянут время, отсиживаются, живут в Дагестане, Ингушетии, за границей.

"Y": Как долго это будет продолжаться?
– Надо призывать чеченскую молодежь на службу. Нам каждый год обещают, что будет призыв, а его нет. От безделья люди сходят с ума. Человек, который занят трудом, не пойдет в горы воевать и стрелять. Ему не надо это. От нехорошей жизни люди лезут в пекло.

"Y": Эти места считались вотчиной Басаева.
– Когда это было.

"Y": Чувствуется враждебность местного населения?
– Сейчас все по-другому. Рамзан обещал 2008 г. сделать "годом Ведено". Дай Аллах, чтобы все было хорошо. Как Рамзан пришел сюда – обещал дать газ, так его сразу провели. Как обещал сделать дорогу, так провели. Восстановили школу. Мирная жизнь наступила, населению нравится. Когда мы приехали сюда, все было по-другому. Разница чувствительная. Люди возвращаются домой. Жизнь идет. А до этого вечером приходили боевики, днем зачищали федералы. Люди находились под прессингом.
Уже можно сказать, что порядок восстановлен, людям есть к кому обратиться за помощью, пожаловаться. Ведь раньше убьют человека – и все тихо, шито-крыто. Не понять, кто убивает, - то ли боевики, то ли еще кто. Ведь все ходили в форме.

"Y": Есть ли в батальоне "Юг" амнистированные?
– Мы не делим в отряде людей на "бывших" и "небывших". У нас не делают различий, здесь все свои. Мы не обращаемся в прошлое. Кандидаты на службу проходят серьезный отбор через военкомат. С формированием батальона призвали 360 человек, которые служат по контракту. Кстати, получают обычные зарплаты. Батальон укомплектован на 100%, и мы еще рассматриваем кандидатуры.
За небольшой срок в батальоне много награжденных. А держится все на комбате Анзоре Магомадове, который пользуется уважением у руководства республики. Он начинал еще с командира взвода в АТЦ, затем успешно командовал 5-й патрульной ротой и возглавил батальон.

ФОТО автора и Сергея Узакова.
Ведено – Грозный – Москва

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей