У "партии власти" образовалось три извилины

С идеологией у "Единой России" еще хуже, чем принято думать: нет ни самого мозга, ни даже замещающего его имплантата. Степень идеологического изоляционизма партии потрясла многих, включая избранного президента




Политическая партия "Единая Россия" всегда несла два креста. На первом было начертано: "Вместе с президентом". На втором: "Здоровая идеология – в отсутствии таковой!". "Кресты" эти представляли собой не очень тяжелую конструкцию, а нынешнее присутствие "партии власти" во власти говорит за то, что путь, с ними проделанный, был явно не на Голгофу.<
/p>

С другой стороны, эти фундаментальные принципы политического бытия отдельно взятой партии всегда являлись объектом жесточайшей критики. Привязка к личности конкретного президента и отсутствие внятной и по-хорошему пристрастной системы самостоятельных взглядов на перспективные механизмы управления государством и развития общества выводили "Единую Россию" из числа субъектов политики, оставляя ей лишь роль неодушевленного инструмента.

Идея что-нибудь с этим сделать вызревала давно. Еще в 2004 г. была предпринята робкая попытка обзавестись собственной идеологией. Пошли по самому логичному, но абсолютно внесистемному с точки зрения кремлевского оператора пути – через деление на внутрипартийные фракции, "крылья". Идея понятна: через столкновение мнений внутри очень разнообразной партии явить свету идеологический сплав, обладающий благородными блеском и замечательной прочностью.

Тогда эта идея в Кремле не показалась своевременной: риск потерять контроль над единым партийным механизмом в канун мутного 2005-го выглядел чрезвычайно высоким. Инициативе дали "отбой" практически сразу же после ее рождения, и все сделали вид, что ничего и не было.

Две тысячи восьмой год показал, что что-то все же должно быть. "Единая Россия" дождалась: на дворе новая конфигурация власти, в которой прежний непробиваемый фундаментализм кажется неуместным уже и самой партии, и ее кремлевским менеджерам. Резонный вопрос глумливых оппонентов – "Вы чьих будете?" – вызывает полный конфуз: лозунг "Вместе с премьером!" прозвучит оскорбительно для потенциального премьера даже в том случае, если на апрельском съезде ЕР он все же согласиться возглавить партию.

С другой стороны, лозунг "Нас теперь трое!" тоже нехорош, так как третий, Дмитрий Медведев, совсем не в восторге от нынешней "Единой России" и очевидно от нее дистанцируется.

При этих обстоятельствах запуск механизма "дискуссионных площадок", о которых вчера торжественно объявили в главном офисе "Единой России", – новая попытка разобраться с застарелой болячкой. Прошедшая думская компания показала, что с идеологией у партии еще хуже, чем принято думать: нет ни самого мозга, ни даже замещающего его имплантата. Степень идеологического изоляционизма "Единой России" потрясла многих, включая избранного президента. При полной административной виктории, одержанной властью на прошедших выборах, самое время решиться на эксперимент.

Конечно, "Единую Россию" никто дробить не собирается. Пока речь идет всего лишь о легализации дискуссий. ЕР вбирает в себя разных людей, в том числе и системно мыслящих. Смысл идеологии не в самом факте ее наличия у партии, а в задаче употребить ее в деле – для развития или переустройства страны. Иначе говоря, идеология нужна тем, кто хочет быть "впереди батьки": вручать, навязывать или нижайше предлагать действующей власти свои рецепты, а если ты – сама власть, все это самому и претворять в жизнь. То есть идеология – это готовность играть на опережение, самостоятельно. В ЕР такие люди всегда были, но всегда – лишь в среднем управленческом звене, а потому, как говорится, "ходу не имели". Среди них можно назвать Владимира Плигина, Андрея Исаева, Олега Морозова и других. Не удивительно, что большинство из них и станет главными активистами официально одобренных "дискуссионных площадок".

Сегодня их три: близкий к либеральным ценностям клуб "4 ноября"; Центр либерально-консервативной политики, в работе которого заметный акцент делается на второй составляющей названия; и недавно рожденный консервативно-патриотический клуб, который должен привлечь сторонников идеи сильного государства. Из того, что было сказанного вчера на презентации в офисе партии, понятно, что пока речь идет о сугубо лабораторных экспериментах. Как будет выглядеть практика дискуссий – не ясно. Спорить и обсуждать, как известно, легче всего. Хуже всегда обстоит дело с выявлением объективно сильнейшего в споре и приданию в какой-то момент его взглядам официального статуса. По тому, как вчера "демократичность" дискуссии была определена разрешением членов клубов свободно перемещаться по всем трем площадкам, можно судить о степени проработанности данной инициативы.

"Крыльев" не будет – это повторялось настойчиво. Это значит, что ни внутри партии, ни внутри Думы не будет соответствующих фракций (вернее, подфракций внутри большой фракции "Единой России"). По всему выходит, что ничего качественно нового и не произошло.

Но это не так. Долгое время неформальное деление внутри ЕР на либералов и консерваторов выглядело вполне органичным: большинство персоналий из списочного состава руководящих органов партии можно было без труда приписать либо к одному блоку, либо к другому. Появление "консервативно-патриотического" направления – очевидно новая "тема". Возможно, это дань времени – патриотизм и все сферы, в том числе и деликатные, на которые он отбрасывает тень, сегодня актуален и интересует власть. Проблема в том, что до недавнего времени "патриотов" в ЕР не было. Во всяком случае, таких, которых было бы принципиально невозможно запихнуть в Центр либерально-консервативной политики, исповедующий вполне почвеннические взгляды.

Значит дело, возможно, в другом. Создание третьей, а еще лучше – четвертой, пятой и пр. "площадок" – превентивная мера по предотвращению потенциального раскола, который все равно пройдет по линии, разделяющей либералов и консерваторов. Потому что сегодня только эти идеи внутри ЕР можно считать по настоящему антагонистичными (разумеется, в той их части, где речь идет об идеях, а не о готовности подчиняться общему начальству).

Кроме того, запуск серьезных дискуссий способен подправить неказистую картину политической жизни страны, которая сложилась после последних выборов в Госдуму. Скудость политической мысли стала следствием ухода из политики и самих партий, и их ярких представителей. "Площадки" ЕР в этом смысле становятся замещающим элементом.

Проблема в том, что любой спор влечет за собой волю оказаться в выигрыше. Поэтому имитировать бурные дебаты "клубам" ЕР может очень быстро надоесть: во всяком случае, делать это они будет для "галочки", без души. А если с "душой" – тогда опасно. Тогда могут потребоваться оргрешения – из тех, что закрепляют правоту того или иного "клуба" в обсуждаемом вопросе.

И еще одно. На подписании "Хартии", регулирующей намерения (но не регламент) "клубов" в рамках проводимых ими дискуссий, не было ни лидера ЕР Бориса Грызлова, ни главы Генсовета Вячеслава Володина. Это означает, что решение о "назначении" дискуссии – достаточно ситуативное, сырое, из разряда "нужен информационный повод, а там посмотрим, что выйдет".

Хотя в свете множащихся слухов о серьезных кадровых перестановках в руководстве ЕР, внутрипартийный конформизм может оказаться следствием принципиально нового взгляда на то, как должна развиваться "Единая Россия" в ближайшие четыре года и кому эту работу можно доверить.

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей