Беснующаяся Африка сблизила Европу с Россией

После произошедшего в Тунисе и Ливии Западу остается умолять Россию увеличить поставки голубого топлива. Дойдет ли до этого на самом деле, будет зависеть, главным образом, от развития ситуации в Северной Африке


ФОТО: AP



Европу вдруг сильно потянуло к России. Она, как всегда, ищет стабильности газоснабжения, а один из основных поставщиков – Северная Африка – оказался на грани социально-политического коллапса. Вожделенный каспийский и среднеазиатский газ по-прежнему где-то за горизонтом. Так что остается забыть о диверсификации и умолять Россию увеличить поставки голубого топлива. Но только по европейским правилам.

Именно такую дружелюбную тактику избрала Европейская комиссия в ходе двухдневных переговоров с российским правительством, очень кстати прибывшим на прошлой неделе в Брюссель почти в полном составе. Председатель ЕК Жозе Мануэль Баррозу на переговорах с Владимиром Путиным был очень любезен и даже признал, что российские энергоресурсы являются залогом процветания Европы. Неудобные темы не затрагивались вовсе, и даже неудобных журналистских вопросов на итоговой пресс-конференции не было. Один сплошной конструктив. Российский премьер, выступая в этом же духе, пообещал увеличить поставки газа.

И все же эта теплая дружеская беседа показала, что даже во взаимовыгодной энергетической тематике у России с Европой сохраняются серьезные разногласия. Они касаются условий, которые выдвигает европейская сторона. Брюссель хочет, чтобы российские энергетические гиганты, поставляя газ и нефть на европейские рынки, работали по правилам ЕС. Это значит: во-первых, чтобы пускали в свои трубы других поставщиков, а во-вторых, чтобы "вычленили" из своей структуры транспортирующие и дистрибутивные компании.

Такие условия работы предусматривает так называемый "третий энергопакет" директив Еврокомиссии – документ, призванный либерализировать энергетический рынок ЕС. В максимальной свободе конкуренции среди поставщиков топлива европейцы видят залог своей энергетической безопасности.

Проект "пакета" активно обсуждается в ЕС уже несколько лет. За это время он не раз вызывал бурю эмоций у местных энергетических концернов (немецких, французских, итальянских, испанских), которым предстояло принудительное "деление" на добывающие, транспортирующие и продающие компании. Их, разумеется, поддерживали национальные правительства. Но безуспешно: "третий энергопакет" должен вступить в силу в марте.

И теперь такую же процедуру "деления" брюссельские чиновники пытаются навязать "Газпрому" в качестве условия его доступа на европейский рынок. Кроме того, они настаивают на том, чтобы в трубопроводы, являющиеся собственностью российского концерна и его партнеров, были допущены другие поставщики газа. "Мы просто просим российские компании принять те правила, которых придерживаются все компании, работающие в Европе", – вежливо объясняет Баррозу. При этом Брюссель хочет стать единственным контрагентом со стороны ЕС по заключению энергетических соглашений с Россией, отобрав такое право у стран-членов.

Российские энергетики, равно как и члены правительства, воспринимают европейские требования весьма болезненно. Путин уже не раз называл принудительную либерализацию трубопроводов "конфискацией собственности" и даже "разбоем". На этот раз российский премьер на пальцах объяснил европейцам, что либерализация в отдельно взятой трубе приведет к повышению цен для конечных потребителей. Другого газа, кроме российского, на ее маршруте взять неоткуда. Значит, можно только заставить "Газпром" продать часть своего газа другой компании на входе в трубу. Но эта компания накрутит свой процент (не будет же она работать без прибыли), и газ будет стоить дороже для европейских потребителей – вот и весь итог либерализации.

В противостоянии "третьему энергопакету" Россию поддерживают европейские энергетические концерны. Чем завершится это противостояние, до сих пор не понятно. Сейчас позиции Брюсселя существенно ослаблены хаосом в арабской Африке. Египтяне взорвали свой экспортный газопровод, а ливийский лидер Каддафи приказал перекрыть Greenstream, ведущий в Италию. Если революционный пожар перекинется на Алжир, под угрозой окажется более 20% газового импорта ЕС. Так что Брюсселю крайне нежелательно ссориться с крупнейшим поставщиком голубого топлива, который, к тому же, обещал восполнить возможный недостаток газа на европейском рынке.

Российская сторона предложила выход из сложившейся ситуации: ввести для трансграничных газопроводов (и их ответвлений) особый режим регулирования. То есть, не отказываясь от "третьего энергопакета", слегка дополнить и развить его положения. Пойдет ли Брюссель на такой компромисс? Очевидно, это будет зависеть, главным образом, от развития ситуации в Северной Африке.

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей