"Игорный король" оказался пешкой

Главный фигурант дела о крышевании подмосковных казино рассказал о том, как попался в "прокурорский капкан". По словам Ивана Назарова, владельцы нелегального бизнеса передавали "покровителям" 80 процентов чистой прибыли и выполняли их мелкие прихоти


Иван Назаров (слева) и бывший первый зампрокурора Московской области Александр Игнатенко
ФОТО: Вести.ru



Главный фигурант нашумевшего дела о крышевании казино прокурорскими работниками оказался не "игорным королем", а, скорее, пешкой. Разоткровенничавшись с журналистами, бывший владелец сети подмосковных игорных клубов Иван Назаров рассказал о том, как попал в "прокурорский капкан" и во что это вылилось.

"Когда вышел закон о запрете игровых заведений, все хозяева залов в Мособласти начали платить. Вот и на меня вышел человек, представился работником прокуратуры: "Нам все платят определенные суммы, придется и тебе платить! Ты, конечно, хороший парень, но раз все платят, и ты должен. Прокуратура вас трогать не будет. В противном случае – закроем всех". Мы посовещались и решили выплачивать", – рассказал Назаров "Московскому комсомольцу".

Платить пришлось много. Сколько именно – Назаров не уточнил, однако заметил, что аппетиты прокуроров росли не по дням, а по часам. Чаще всего мзду выплачивали одному человеку, который передавал деньги прокурорскому начальству. Но иногда чиновники надзорного ведомства приезжали сами – за личной надбавкой. "Возникали моменты, когда сами прокуроры выходили на нас: "А что это вы не платите?" Мы разводили руками: как же мы не платим, мы каждый месяц вам платим. Они, в свою очередь, твердили: "До нас ничего не доходит, так что платите еще нам, лично".

Главный свидетель по этому громкому делу, бывший зампрокурора Московской области Станислав Буянский утверждал, что Назаров ежемесячно выплачивал прокурорам по $30 тысяч. "Могу сказать одно – мы платили совсем другие деньги", – сказал на этот счет сам Назаров. Он не конкретизировал сумму, однако уточнил, что в прокурорских карманах оседало 80% чистой прибыли от деятельности игровых клубов.

Помимо крупных денежных выплат, прокуроры требовали внимания. Удовлетворить их потребности было непросто: кроме подарков в виде дорогих часов и ручек, Назарову сотоварищи приходилось устраивать банкеты, корпоративные праздники, приглашать на собственные именины, а иногда выполнять совсем уж несуразные требования. "Доходило до абсурда. Алла (помощница Назарова Алла Гусева) рассказывала, что однажды ей позвонил человек и велел доставить на дом ветеринарного врача для шиншиллы. Далее последовали слова: "Если не привезешь, я тебя посажу", – поделился подробностями бывший владелец казино.

По его словам, вырваться из западни, которую расставили организаторам подпольного бизнеса люди в погонах, уже не представлялось возможным. Хотя мысли о том, чтобы закрыть все 15 игровых клубов, в голову приходили. "Сопротивляться было бесполезно – мы уже находились "на крючке". Только и слышали целыми днями: "Платите, платите, платите...", – говорит Назаров. – Но понимали, что от нас все равно не отстанут. Не будет клубов – примутся за рестораны, проблемы в любом случае возникли бы. Мы находились в жуткой зависимости – и уже опасались не только за свой бизнес, но и за личную жизнь: ведь нас могли в любой момент привлечь к уголовной ответственности".

Именно по этой причине, попав за решетку, Назаров не сразу начал давать показания. Боялся, что чем больше наговорит – тем скорее посадят. Однако затем его прорвало. Давая показания, выкладывал все начистоту. В результате был освобожден из-под стражи и попал под действие программы о защите свидетелей. Помимо Назарова, от возможной мести бандитов в погонах охраняют двух человек из его ближайшего окружения – партнера по бизнесу Марата Мамыева и личную помощницу Аллу Гусеву.

В свое будущее бывший миллионер, все имущество которого находится под арестом, смотрит со смешанным чувством. С одной стороны, готов продолжить заниматься ресторанным бизнесом. С другой – заниматься открыто любимым делом ему теперь просто опасно. "Мои знакомые бизнесмены схватились за головы, когда узнали, что мы сдали этих людей: "Как вы осмелились?", – поделился Назаров. – Ведь у всех, кто сейчас за решеткой, на воле остались покровители, которые сделают все возможное, чтобы ухудшить нашу ситуацию. А многие опасные люди, которых мы упомянули в наших показаниях, до сих пор на свободе".

Что касается других подпольных миллионеров, Назаров полагает, что, поглядев на него, они вскоре массово ринутся сдавать своих крышевателей. По данным Назарова, в феврале 2011 г., когда его задержали, в Подмосковье работало почти 300 нелегальных игорных клубов. А в столице их было еще больше – порядка 500. И их хозяева обязательно платили – одним и тем же людям с удостоверениями прокурорских работников и сотрудников милицейского ведомства.

Напомним, скандал вокруг дела о крышевании подпольных казино начался в феврале этого года. По версии следствия, ряд сотрудников силовых ведомств получали от "игорных королей" деньги за "покровительство" нелегальному бизнесу, приносящему организаторам доход от $5 млн до $10 млн в месяц.

В числе подозреваемых оказались прокуроры нескольких субъектов региона, а также руководители структурных подразделений прокуратуры и подмосковного ГУВД. По результатам служебной проверки своих должностей лишились глава подмосковного надзорного ведомства Александр Мохов, его первый заместитель Александр Игнатенко и глава управления облпрокуратуры по надзору за следственными органами Дмитрий Урумов. Позднее были уволены руководители надзорных ведомств двух райцентров – Ногинска и Клина.

Очень скоро игорный скандал стал причиной серьезного противостояния между Генпрокуратурой и Следственным комитетом. Конфликт ведомств эксперты связали с тем фактом, что в деле фигурировало имя сына генпрокурора, Артема Чайки. Его люди, якобы, брали деньги и получали должности, покрывая незаконную деятельность главного фигуранта дела – Ивана Назарова.

В конце весны выяснилось, что один из главных подозреваемых по игорному делу, экс-глава 5-го управления Мособлпрокуратуры Дмитрий Урумов, частично признал вину в инкриминируемых ему преступлениях и выразил желание сотрудничать со следствием. Рассказав на допросах о своих коллегах, замешанных в деле, он рассчитывает на сокращение срока наказания.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей