Политика Белграда губит Сербию

Не исключено, что лет через десять в Брюсселе будет поставлен вопрос о присоединении "нежизнеспособных" остатков Сербии к Косову или к Боснии и Герцеговине


ФОТО: AP
ВСЕ ФОТО



Очередное обострение ситуации вокруг сербских анклавов в Косове произошло именно в тот момент, когда косовские власти вроде бы поняли, что их западным покровителям не нужны новые скандалы. Албанское Косово должно стать образцом респектабельности и каким-то образом приручить оказавшихся под его юрисдикцией сербов. Казалось бы, почему нет? Часть косовской политической элиты уже считает себя настоящими европейцами. Они охотно рассуждают о демократии, ссылаются на конституцию Республики Косово, в которой действительно есть статьи, утверждающие верховенство закона, гражданские свободы и принцип равенства всех граждан.<
/p>

Более того, как с гордостью сообщила вице-премьер Эдита Тахири, "Косово является единственной страной мира, где права сексуальных меньшинств защищены конституцией", и уже в следующем году там будет проведен гей-парад. Еще три года назад публичные заявления подобного толка были практически невозможны. Косовские мусульмане не для того боролись за независимость, чтобы, получив ее, тут же отказаться от фундаментальных принципов своей религии. Но по мере того, как иссякали транши из Саудовской Аравии, которой хватает других забот, и росла зависимость от западных проектов, пафос начал спадать.

К началу минувшего лета практически прекратились эксцессы в сербских анклавах, расположенных в Южном Косове. Там даже построили несколько дорог и других полезных объектов. Понятно, что эти мероприятия по развитию инфраструктуры носят отчасти показной характер, но в любом случае это лучше, чем взорванные православные храмы, вырезанное население и запаханные под пустыри сербские деревни и кладбища. Эти раны все еще саднят, но у крошечных южных анклавов нет сил на сопротивление.

Совсем иначе обстоят дела в граничащем с Сербией Северном Косове. Там все последние годы действует система местного самоуправления со столицей в Косовска-Митровице. Северное Косово вообще не признает юрисдикции Приштины, которая, в свою очередь, не признает самостоятельности анклава, но и сделать ничего не может, потому что договориться с сербами не удается, а новая война никому не нужна. В результате граница между Сербией и Северным Косово контролируется местными сербами, и это раздражает Приштину. Не только из принципа, но и потому, что не признающий независимости Косова Белград ввел эмбарго на косовские товары, но продолжает торговать с Северным Косово через фактически открытую границу.

Минувшим летом Приштина приняла ответные меры: сначала запретила ввоз товаров из Сербии, а потом решила взять под контроль таможни, на которых это распоряжение нарушалось. Речь, понятное дело, шла о границе Сербии и Северного Косова. Первыми под раздачу попали КПП "Ярине" и "Брняк", но местные жители дали отпор. На подступах к КПП возникли баррикады. Вмешательство сил KFOR закончилось прямыми столкновениями. Сербия потребовала созвать экстренное заседание СБ ООН, представители миссии Евросоюза в Косове осудили излишнее рвение Приштины, и благодаря усилиям Белграда, ЕС и представителей миротворцев обстановку удалось разрядить.

Но осадок остался, тем более что начало атак на сербские КПП совпало с передачей Гаагскому трибуналу по бывшей Югославии таких именитых преступников, как Ратко Младич и Горан Хаджич. Сотрудничеством с Гаагским трибуналом Белград зарабатывал право на вступление в ЕС, и как только это условие было выполнено, начались эксцессы вокруг сербских КПП. В октябре Еврокомиссия выполнила свое обещание и рекомендовала предоставить Белграду статус официального кандидата в ЕС.

Одновременно было заявлено, что реальное начало переговоров о присоединении Сербии к ЕС будет зависеть от того, насколько успешно будет протекать процесс урегулирования ее отношений с Приштиной. Фактически речь идет о признании независимость Косова, и никаких оснований сомневаться в том, что Брюссель сумеет додавить руководство Сербии, нет. Вся история отношений Белграда с Евросоюзом является цепью предательств сербского населения Хорватии, Боснии и Косова.

Для тех, кто забыл, можно напомнить, что Республика Сербская Краина, созданная в декабре 1991 г. в ответ на провозглашение независимости Хорватии, была ликвидирована в 1995 году. В течение следующих двух лет сербское население анклава сократилось в два с половиной раза. Все три президента Сербской Краины были переданы Гаагскому трибуналу. Милан Бабич признал вину, получил 13 лет и покончил самоубийством. Милан Мартич отбывает 35-летний срок в Тарту. Горан Хаджич был арестован на территории Сербии и передан в Гаагу в июле 2011 года.

Республика Сербская, объединившая боснийских сербов, осталась в составе Боснии и Герцеговины в соответствии с Дейтонскими соглашениями. Мирный процесс сопровождался бегством сербского населения: только из Сараево уехали 150 тысяч сербов, живших там до 1995 года. Два первых президента республики оказались в Гааге: Радован Караджич участвовал в военных действиях, а Биляна Плавшич, избранная президентом в 1996 г., расплатилась за свою неуправляемость.

В 1999 г. дошла очередь до Косова. Под предлогом геноцида албанского населения край был выведен из юрисдикции Белграда. Управление регионом было передано временной администрации ООН. В 2008 г. США и государства Евросоюза признали независимость Косова. Осталось решить проблему сербов, населяющих Северное Косово, но эти попытки пока оборачиваются эскалацией конфликта.

В середине сентября этого года властям Косово удалось захватить КПП "Ярине" и "Брняк" и разместить там своих таможенников и полицейских. В ответ косовские сербы заговорили о создании собственного государства. Не надеясь на поддержку Белграда, они обратили свои взоры в сторону России. Две недели назад стало известно, что более 20 тысяч косовских сербов обратились к Москве с просьбой предоставить им российское гражданство. В минувшие выходные число желающих принять российское достигло 50 тысяч, а это уже 25% всех сербов, проживающих на территории Косова.

Это демарш стал звонкой пощечиной Белграду, к которому у косовских сербов накопилось много претензий. В интервью и частных беседах они обвиняют руководство Сербии в готовности пойти на любое предательство ради членства в Евросоюзе. Косовские сербы сравнивают сербского президента Тадича с бывшим премьером Джинджичем, застреленным около здания правительства через полтора года после выдачи международному суда Милошевича.

Но больше всего косовские сербы боятся того, что Тадич признает независимость Косова и начнет в угоду ЕС дружить с президентом Хашими Тачи. Страсти в сербских анклавах Косова накаляются, и это уже ощущается в Сербии, где многие осуждают готовность Тадича присоединиться к ЕС, не думая о цене вопроса.

Тем не менее до минувшей среды относительные приличия еще соблюдались. Но после того, как при попытке захватить приграничные КПП в Звечане силы KFOR применили слезоточивый газ и другие спецсредства, стало понятно, что у НАТО достанет сил, чтобы сломить сопротивление сербов. А поскольку завершающая стадия пограничной войны вряд ли обойдется без жертв, Белграду пришлось вмешаться. Вице-премьер и министр внутренних дел Сербии Ивица Дачич публично предупредил Приштину, что подобные действия могут закончиться войной. Обращаясь к косовскому президенту Тачи, он заявил, что "красной линией для Белграда является вооруженное на падение на косовских сербов", за которым последуют ответные действия.

Алармизм главы МИД плохо согласуется с позицией президента Сербии, который считает происходящее на границе "акциями протеста", называет их участников "хулиганами" и призывает косовских сербов "прекратить насилие". Эта разноголосица может объясняться тактическими соображениями: глава МИД наехал на власти Косова, чтобы успокоить собственное население. Но, похоже, речь идет о конфликте стратегий. Министр выражает мнение белградских политиков, считающих, что единственным выходом из создавшейся ситуации является возвращение Северного Косова под юрисдикцию Сербии, а президент думает о том, как набрать очки в глазах Евросоюза.

Между тем на подходе еще один конфликт: албанское население трех общин – Прешева, Буяноваца и Медведжа – уже заявило о намерении выйти из состава Сербии и присоединиться к Косову. Казалось бы, это хороший повод, чтобы поторговаться о судьбе косовских сербов: мы вам – албанские анклавы, вы нам – Северное Косово. Но президент Тадич этим заниматься не будет. Он будет ломиться в Европу, проводя "политику мести" в отношении собственной страны.

И не исключено, что, после того как Косово получит южные албанские анклавы, процесс расчленения Сербии будет продолжен, и лет через десять в Брюсселе будет поставлен вопрос о присоединении ее "нежизнеспособных" остатков к тому же Косову или к Боснии и Герцеговине.


Обсудить на Facebook

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей