Голодающий "эсер" решил взять ЦИК измором

Ситуацию в Астрахани, где уже три недели продолжает голодовку экс-кандидат в мэры Олег Шеин, специально для "Yтра" комментирует исполнительный директор Российского общественного института избирательного права Александр Игнатов


Олег Шеин. Архивное фото ИТАР-ТАСС



В Астрахани с 16 марта продолжает голодовку экс-кандидат в мэры "эсер" Олег Шеин. Опираясь на данные экзит-поллов, он утверждает, что набрал на выборах 55% – 60%, против примерно 30% согласно официальным данным. Шеин требует от ЦИК РФ предоставить видеозаписи со 120 избирательных участков, чтобы использовать их в суде в качестве доказательства массовых фальсификаций. Однако Центризбирком никак не комментирует ситуацию в Астрахани и на запросы по видеозаписям, по словам Шеина, не отвечает.

Сложившуюся в Астрахани ситуацию мы обсудили с исполнительным директором Российского общественного института избирательного права, членом совета Ассоциации некоммерческих организаций по защите избирательных прав "Гражданский контроль" Александром Игнатовым.

"Yтро": Александр Вячеславович, Олег Шеин в своей позиции исходит, в том числе, из данных экзит-поллов, которые показывают существенно иной, нежели официальный, результат выборов. Может быть, в данном случае мы столкнулись просто с погрешностью опроса? Или данные социологического исследования свидетельствуют о чем-то совершенно ином, например, о массовых фальсификациях?

Александр Игнатов: Любые погрешности экзит-поллов и социологических исследований просто не сопоставимы с той разницей, которая существует между результатами выборов, оглашенными избирательной комиссией, и результатами, о которых говорит Шеин. Поэтому мне кажется, что говорить об адекватных экзит-поллах в этой ситуации, наверное, достаточно тяжело. Может быть, были неправильно использованы методики или сказались еще какие-то причины, которые привели к такой разнице. Но она точно не объяснима никакими погрешностями опросов.

"Y": Разрыв между данными Шеина и официальными итогами выборов составляет до 30% голосов. И, если говорить о фальсификациях, это огромные цифры. Насколько вообще в современной России реальны столь масштабные манипуляции с голосами избирателей?

А.И.: С учетом того, что закон предоставляет достаточные гарантии для наблюдения, – а я уверен, что кандидат Шеин направил своих наблюдателей и полностью использовал свои права по назначению наблюдателей и членов УИКов с совещательным голосом, – при грамотной подготовке наблюдателей фальсификации такого масштаба практически нереальны. А если учесть, что у нас сейчас идет волна общественной гражданской активности по поводу выборов, кампания по противодействию возможным фальсификациям – это еще сокращает возможность по подтасовкам данных. Да и вообще, если говорить о 30%, то я думаю, что это нереально в принципе, даже без такой активности, как мы сейчас наблюдаем.

"Y": Шеин требует от ЦИКа предоставить видеозаписи со 120 избирательных участков, чтобы использовать их в суде в качестве доказательства фальсификаций. ЦИК, как сообщается, видеозаписи не дает и ситуацию не комментирует. По какой причине, как вы считаете?

А.И.: Ситуация сложная. Вообще-то, ЦИК к данным выборам отношения не имеет. Комиссией, организовавшей выборы, является избирком муниципального образования или территориальная избирательная комиссия – в зависимости от того, как в данном случае организована система. И, скорее всего, кандидат должен обращаться, в первую очередь, к этой комиссии – для того, чтобы она предоставила ему эти записи. ЦИК здесь осуществляет только контроль за деятельностью комиссии. И ЦИК уже ничего не может сделать после того, как комиссия утвердила результаты выборов, подписала протокол. Если это произошло, то апеллировать к ЦИКу, наверное, не совсем грамотно с юридической точки зрения. Здесь уже любые споры может рассматривать только суд. Кстати, через суд можно затребовать и эти видеозаписи, если кандидат считает, что там зафиксированы нарушения.

"Y": Но почему ЦИК никак не комментирует эту ситуацию? Не происходит ли таким образом дискредитация избирательной системы?

А.И.: Думаю, ЦИК молчит по той причине, о которой я говорил выше. Центризбирком уже неправомочен рассматривать какие-либо жалобы по ситуации в регионе и принимать какие-либо решения по ней. С момента утверждения протокола все споры о результатах выборов переходят в судебную плоскость. И может быть поэтому, чтобы не превышать свои полномочия, ЦИК и не дает никаких комментариев. Может быть, ожидает судебных разбирательств, чтобы уже в ходе судебного процесса высказать свою позицию, если будет привлечен к участию в деле с какой-либо стороны. А что касается дискредитации системы – надо понимать, что избирательная система тоже не монолит. Существуют разного уровня выборы, и существуют разные элементы избирательной системы.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...