Асад ответит за все и за всех

Реакция на убийства в Хуле слишком похожа на информационное сопровождение "бойни в Рачаке", через два месяца после которой начались "гуманитарные бомбардировки" Белграда


Архивное фото AP
ВСЕ ФОТО


Страница не найдена
  • USD 63,89
  • EUR 70,41
404
Страница не найдена Новости, которую ты хотел прочитать, по этому адресу больше нет.
Не расстраивайся - скорее всего мы написали много новых.
Попробуй зайти на главную страницу или воспользуйся поиском.

Новости партнеров

новостная лента

Все новости

Новости партнеров

Фоторепортажи

Выбор читателей


Реакция на бойню в Хуле показала, что и без того напряженная ситуация вокруг Сирии в любой момент может сорваться в классический сценарий: кровавый инцидент – назначение виновника – скорый суд – наказание – признание недоказанности обвинений. Спустить это дело на тормозах уже не удастся: налицо полторы сотни трупов, в том числе более тридцати детских. Это факт, признаваемый всеми.<
/p>

При любых раскладах информация о подобных событиях – это всегда удар по имиджу власти. В данном случае по режиму Башара Асада, который совсем недавно сумел без особых происшествий провести выборы, но оказался неспособен обеспечить безопасность населения. Более того, если верить сказанному за последние два дня на достаточно высоком официальном уровне, этот режим еще и стреляет по собственным гражданам с применением танков и тяжелой артиллерии.

Факт применения тяжелых вооружений признал даже российский МИД, выступающий против практики скорых расправ на основании огульных обвинений. Казалось бы, все ясно, и пора принимать срочные и решительные меры. Но Россия заблокировала принятие резолюции по Сирии до выяснения всех обстоятельств случившегося. Требование выглядит более чем обоснованным, тем более что никакой ясности относительно того, что же произошло на самом деле, до сих пор нет.<

/p>

Как сообщает корреспондент "Yтра" в Сирии Анхар Кочнева, армии на момент совершения преступления в поселке не было. Вокруг Хулы расположены пять КПП, усиленные бэтээрами. На них напали в пятницу около двух часов дня. По КПП стреляли с 14 до 23 часов – именно в это время произошла резня.
В тексте заявления генерала Роберта Муда на бланке миссии ООН, копией которого располагает наш корреспондент, нет ни слова о том, что наблюдатели ООН констатировали гибель людей в Хуле от танкового или артиллерийского обстрела. В заявлении есть фраза, что некоторые здания в поселке выглядят пострадавшими от обстрелов, но не утверждается, что следы обстрелов недавние и были оставлены именно правительственными войсками. В списке жертв резни с указанием причин смерти, составленном оппозиционерами, из 108 человек только четверо указаны как погибшие от обстрела, остальные погибли от пулевых и ножевых ранений. У многих было перерезано горло.
Подавляющее большинство жертв принадлежит одной большой семье, клану: 32 убитых ребенка, 20 женщин и 10 мужчин носили фамилию Абд аль-Раззак. Остальные убитые – представители еще двух семей; в списке также указан один неопознанный гражданин и один мужчина, постоянно проживающий в городе Тартусе, – видимо, он приезжал к кому-то в гости.

Сирийские власти возлагают ответственность за резню на боевиков, вооруженная оппозиция и Запад обвиняют Асада, сирийские политологи говорят о роли "Аль-Каэды", а независимые международные аналитики считают, что в Сирии действует еще и некая "третья сила". При столь широком выборе свести всю сложность ситуации к расхожей версии, замыкающей все преступления на фигуре Асада, нелегко. К тому же эта версия плохо согласуется с реализмом действительной жизни.

Первый сбой произошел в тот момент, когда стало известно, что в результате артобстрела в городе Хула обнаружены горы трупов с огнестрельными и ножевыми ранениями. Еще одна странность – практически полное отсутствие раненых, количество которых при обстрелах из тяжелых орудий, как правило, в разы превышает число убитых. Смертельные раны, полученные в результате использования противотанковых управляемых ракет (ПТУР), общую картину не меняют, тем более что этот вид оружия есть и у правительственных войск, и у боевиков, а пейзаж после битвы свидетельствует не о чрезмерном применении тяжелой техники, а о массовой зачистке методом прямого контакта между палачом и жертвой.

Нет единого мнения и о ситуации, сложившейся в районе, где расположен город Хула, к моменту начала кровавой разборки. В видеороликах, появившихся в Сети, местное население утверждает, что расправу чинили боевики и жители района ждут защиты от сирийской армии. При этом известно, что район этот является суннитским, что значительная часть его населения настроена против Асада и там часто проходили демонстрации против его режима. Более того, утверждается, что боевики "Свободной сирийской армии" (FSA), костяк которой составляют наемники из суннитских стран Персидского залива и суннитов, дезертировавших из сирийской армии, опирались на поддержку местного населения и чувствовали себя в этом районе вполне комфортно.

Все эти сведения прекрасно вписываются в версию, согласно которой горы трупов с резаными и пулевыми ранами являются результатом карательной операции, которую провела "Шабиха" ("Призраки") – вооруженные формирования, подчиняющиеся правительству. Они не входят в состав вооруженных сил, они – "призраки"; но все знают, что они существуют и занимаются решением тех задач, которые по политическим соображениям нельзя поручить армии и спецслужбам. Правда, эта версия была предложена оппозицией не сразу, а лишь после того, как возникли вопросы о происхождении ран. И это запаздывание несколько снижает ее ценность.

Как утверждает оппозиция, все началось с того, что во время очередной демонстрации, проходившей в минувшую пятницу, протестующие были обстреляны с окружающих район блокпостов. В ответ на гибель пяти демонстрантов боевики FSA атаковали два блокпоста и учинили расправу над захваченными военными. Тогда сирийская армия подвергла район артобстрелу, после которого началась карательная операция. "Призраки" резали, избивали и расстреливали ни в чем не повинных людей с единственной целью – запугать местное население, сочувствующее повстанцам.

История выглядит более-менее правдоподобно, но беда в том, что подобные не имеющие никаких знаков отличия группировки ранее были замечены в рядах вооруженной оппозиции, что подтверждает рассказы о некой "третьей силе", специализирующейся на акциях устрашения и иных провокациях. С другой стороны, официальный Дамаск давно твердит о том, что боевики методично запугивают людей и с особой жестокостью расправляются с суннитами, лояльными правящему режиму.

Таким образом, получается, что устроить бойню в Хуле мог кто угодно, и без добросовестного расследования, подразумевающего выявление имен, паролей и явок, ни исполнителей, ни заказчиков этого преступления не найти. А поскольку рассчитывать на проведение подобного расследования в обозримое время не приходится, остается попытаться ответить на вопрос "Кому выгодно?".

Судя по заявлениям представителей западных стран, первым кандидатом на роль заказчика является Башар Асад. Другой вопрос – зачем Асаду, власть которого и так висит на волоске, устраивать бойню, по результатам которой его режим будет сметен точно так же, как это уже случилось в Ливии. Гипотетически можно допустить, что это был какой-то хитрый маневр, приуроченный к приезду в Дамаск автора плана мирного урегулирования сирийского кризиса Кофи Аннана.

Две недели назад сирийский МИД вручил представителю Аннана доклад, в котором были документально (видео и показания свидетелей) зафиксированы 3500 эпизодов нарушения мирного плана Аннана со стороны боевиков. Можно допустить, что для большей убедительности к приезду миротворца приготовили еще сотню свежих трупов, в том числе детских. На публику подобный видеоряд действует безотказно. Но ни для кого не секрет, что на практике такие истории всегда оборачиваются против власти, и нужно быть законченным идиотом, чтобы наступать на эти старые грабли.

Если же начать искать заказчиков в другом месте, придется признать, что реакция на убийства в Хуле слишком уж похожа на информационное сопровождение "бойни в Рачаке", ставшей в январе 1999 г. поводом для постановки вопроса о применении силы против режима Милошевича. Глава миссии ОБСЕ в Косове Уильям Уокер сразу заговорил о "преступлении, которое оправдывает ответные действия", а госсекретарь США Мадлен Олбрайт с присущей ей откровенностью назвала расстрел в Рачаке "стимулирующим инцидентом". Через два месяца начались "гуманитарные бомбардировки" Белграда, и этим, собственно, все сказано.

Нынешняя ситуация выглядит более запутанной, несколько изменилась и позиция Москвы, продолжающей, несмотря на информационное и политическое давление, настаивать на срочном проведении детального расследования бойни в Хуле. Но информационный фон сгущается: в понедельник на лентах агентств данные о новых артобстрелах, на этот раз Хамы, соседствовали с сообщениями о беспорядках в Алеппо и красноречивыми признаниями о "невозможности проверить достоверность поступающей информации".

На сегодняшний день ясно, что к раскачке ситуации приложили руку все: власть и оппозиция, боевики FSA и науськивающие их монархии Персидского залива, местный криминалитет и злоупотребляющие своими полномочиями спецслужбы. Сами сирийцы как-то ориентируются в этом безобразии, а для остального мира сложность ситуации канализируется в русло хорошо известной по предыдущим эпизодам логики: что бы ни произошло там на самом деле, Асад ответит за все.

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей