Россия не готова встретить наступление часа икс

Москва остается в качестве бессильного наблюдателя, пока США проводят кастинг на роль среднеазиатских Турции и Сирии


ФОТО: ИТАР-ТАСС



Двадцать шестого июня главком Сухопутных войск России генерал-полковник Владимир Чиркин, выступая на заседании комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, дал неутешительный прогноз о ситуации в Центральной Азии: из-за ряда межгосударственных проблем в регионе "могут возникнуть локальные вооруженные конфликты с участием Узбекистана, Таджикистана и Киргизии". А через день стало известно, что Узбекистан принял решение приостановить свое членство в ОДКБ.

Есть ли связь между двумя этими событиями? Несомненно, особенно если учесть, что нота узбекского МИД о приостановке членства была передана в секретариат ОДКБ еще 20 июня. Следующие шесть дней ушли на осмысление и вентилирование этого вопроса, и только после этого Чиркин решился назвать вещи своими именами, что, кстати говоря, крайне возмутило руководство военного ведомства Таджикистана. Суть претензий предельно проста: вместо того чтобы обсудить угрозы в рамках ОДКБ, российский главком делает публичное заявление, бессмысленное с точки зрения противодействия упомянутым угрозам, но дающее повод для встречных демаршей.

Теперь этот скандал будет использован противниками сотрудничества с Россией при решении вопроса о дальнейшей судьбе российской военной базы, созданной в 2004 году на основе 201-й мотострелковой дивизии. В 2004 г. Россия добилась от Таджикистана практически бесплатной дислокации базы в обмен на значительные – $2 млрд – инвестиции в экономику республики. Из-за процессуальных и иных разногласий обещание выполнено не было. Затем, в сентябре 2011 г., Дмитрий Медведев и Эмомали Рахмон договорились о продлении аренды на 49 лет, но договор об этом не подписан до сих пор. Теперь Таджикистан требует за аренду $300 млн, явно намекая на возможность пересдать базу американцам, которые уже, по крайней мере, год заняты поиском мест для дислокации своих военных, выводимых из Афганистана.

Немаловажным здесь представляет тот факт, что срок аренды российской базы заканчивается в 2014 г., то есть совпадает со временем вывода американских войск из Афганистана. Для полноты картины можно напомнить, что в 2014 г. заканчивается и аренда американцами базы Манас. Президент Киргизии уже заявил, что договор не будет продлен и американцам придется покинуть республику, но одновременно России предложили начать платить за аэродром в Канте. Чем кончатся бодания с Бишкеком, пока не понятно, особенно если учесть, что в последнее время формой передачи власти в Киргизии стали государственные перевороты и никто не может гарантировать, что президент Алмазбек Атамбаев избежит судьбы своих предшественников.

Но час икс уже обозначен: к 2014 г. вопросы аренды военных объектов должны быть решены. Это значит, что в ближайшие два года еще больше обострится борьба за Среднюю Азию. Позиция США в целом понятна: это ничем не прикрытая экспансия, в том числе военная. Для Китая регион важен, но у него много других проблем в Юго-Восточной Азии и Тихоокеанском регионе. Для России, президент которой совсем недавно говорил о создании Евроазиатского союза, важно сохранить мир в регионе, а для этого нужно превратить ОДКБ в дееспособную организацию.

Сегодня эта организация больше похожа на клуб, решения которого не обязательны для его членов, а деятельность ограничивается посиделками и военными маневрами. В промежутке межу ними среднеазиатские государства решают свои проблемы, не особенно оглядываясь на партнеров. Таджикистан и Киргизия никогда не заходили так далеко, как Узбекистан, который не подписал ни одного документа, принятого в рамках коллективной безопасности, бегал между ОДКБ и ГУУАМ и имеет особое мнение по всем вопросам, но и они воспринимают партнерство с Россией исключительно как способ решить свои проблемы и пополнить бюджет. Стремление не продешевить в торге с сильными игроками, похоже, единственное, что объединяет среднеазиатские республики.

Но как на них воздействовать, если Москва и сама ведет аналогичную игру? Российское руководство уже наступало на эти грабли в отношениях с Украиной: в первой половине нулевых Москва развернулась в сторону Европы, но была недовольна, что тем же маршрутом двинулся Киев. Результат известен. Теперь история повторяется в Средней Азии. Россия открыла свои границы для военного транзита в Афганистан: в Ульяновске создается перевалочная база НАТО, Италия транспортирует оружие через Краснодар. Это считается нормальным. Вице-премьер Дмитрий Рогозин прямо говорит: "Да, мы открываем ворота и зарабатываем на этом деньги".

Стоит ли удивляться, что младшие партнеры тоже хотят "открыть ворота и заработать на этом деньги"? Более того, перед лицом вполне реальных угроз, связанных не только с местными проблемами, о которых говорил главком Чиркин, но и с экспортом нестабильности из Афганистана, среднеазиатские государства ищут элементарной защиты. И результат налицо.

Вместо российских военных защитой границ Таджикистана занимаются американцы, под вопросом права России на эксплуатацию оптико-электронного комплекса в Нуреке и судьба военной базы, расквартированной в Душанбе, Курган-Тюбе и Кулябе. Киргизия хотя и готова выгнать американцев из Манаса, пытается заработать на аэродроме в Канте, а Узбекистан снова пускается в автономное плавание.

Судя по утечкам в СМИ, по итогам последнего саммита НАТО Узбекистану было сделано предложение, от которого он не смог отказаться. Речь идет о системе военных баз для дислокации американского контингента, выводимого из Афганистана. Взамен Душанбе получит пополнение бюджета, развязывании рук для решения проблем с соседним Таджикистаном и защиту границ от нашествия талибов. Для президента Каримова, пережившего серию атак исламистов в 1990-е и вооруженный мятеж в Андижане в 2005 г., все это крайне важно.

А поскольку аналогичные предложения делаются не только Узбекистану, но и его соседям, в регионе началась серьезная конкуренция. Фактически США проводят кастинг на роль среднеазиатских Турции и Сирии. Первая получит статус партнера НАТО, ее не будут пинать за нарушение прав человека и позволят решать свои проблемы с соседями; вторую будут демократизировать, когда в нее придут "Аль-Каэда" и другие головорезы, уже зарекомендовавшие себя в Ливии и Сирии.

Таков расклад, из которого приходится исходить среднеазиатским лидерам. Не желая завершать свою политическую карьеру, повторив печальный опыт Хусейна, Мубарака и, тем более, Каддафи, и подозревая, что Китай в эти игры играть не будет, они вынуждены решать, на кого поставить – на США или Россию. Москва никаких внятных гарантий дать не может: она сдала Ливию, занимает достаточно осторожную позицию по Сирии, твердит о партнерстве с НАТО по Афганистану и пытается заработать на северном транзите.

Вашингтон, судя по тому, что происходит в Египте, не многим лучше. Но дружба с ним дает надежду на сохранность вкладов в западных банках, а это тоже крайне важно, тем более что все лидеры среднеазиатских государств немолоды. В 2014 г., к моменту наступления часа икс, Эмомали Рахмону исполнится 62, Исламу Каримову – 76, и даже самому молодому из них, Алмазбеку Атамбаеву стукнет 58. Самое время подумать о спокойной безбедной старости на "маленькой вилле с голубым бассейном".

Есть ли у России шанс изменить ситуацию в свою пользу? Небольшой, причем для этого придется внятно обозначить свою позицию. Но издержки, которые он повлечет, могут превзойти потери, связанные с утратой влияния в Средней Азии.


Обсудить на Facebook

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей