Трагедия Крымска обнажила все мерзости российской жизни

Помните невнятные телевизионные нарезки из двусмысленных заявлений вице-премьера Клебанова и министра обороны Сергеева по поводу "Курска"? Прошло много лет, и ничего не изменилось. Это, видимо, и есть пресловутая путинская стабильность


ФОТО: ИТАР-ТАСС
ВСЕ ФОТО



Кремлю больше не нужно заказывать социологические опросы и фокус-группы глубинного бурения. Чтобы составить представления о настроениях людей, достаточно ознакомиться с тем, что пишут о трагедии Крымска в Сети. Никаких хитрых методик. Все предельно четко и наглядно: люди не верят власти даже в тех случаях, когда она говорит правду. И этим нынешняя ситуация похожа на период, предшествовавший распаду СССР.

Впрочем, справедливости ради нужно признать, что отличить правду от лжи, опираясь на комментарии официальных лиц и интерпретации СМИ, практически невозможно. Некоторые еще помнят убогие нарезки, в которые превращались двусмысленные заявления вице-премьера Клебанова и министра обороны Иванова по поводу "Курска". Прошло много лет, ничего не изменилось. Это, видимо, и есть пресловутая путинская стабильность.

Вот представитель Следственного комитета заявляет, что Неберджаевское водохранилище работало в штатном режиме: выбросы небольшого количества воды происходили автоматически, но это не повлияло на развитие трагических событий. А по Интернету уже несутся заголовки: "СКР признал сброс воды из водохранилища". Товарищ хотел успокоить граждан, но эффект превзошел все ожидания. И так во всем.

Из "ВКонтакте" исчезает пост девушки из Крымска с информацией о том, что воду спустили на город, чтобы спасти от затопления Новороссийск; следом появляется пояснение: пост пришлось удалить из-за угроз в адрес автора. И тут же – волна слухов об угрозах, которые получают авторы других неудобных для власти постов, следом – разговоры о цензуре в Интернете и комплексной подчистке информационного поля.

Популярные тезисы – "от нас скрывают", "нас обманывают и запугивают" – моментально обрастают "мясом": врачи искажают диагнозы, чтобы не платить компенсаций; чиновники заставляют подписывать документ, подтверждающий, что оповещение о потопе было проведено, в обмен на быстрое предоставление нового жилья... Жуткая, но хотя бы осмысленная версия – "воду спустили, чтобы спасти Новороссийск" – превращается в "нас затопили, чтобы спасти коттеджи чиновников, дачу Ткачева, важный объект Роснефти, резиденцию Путина" – нужное подчеркнуть.

Аналогичный эффект произвело общение с народом губернатора Ткачева. Сначала недовольный ропот толпы в ответ на недоумение: "В чем наш недосмотр? Наводнение было абсолютной неожиданностью, и для предотвращения катастрофы ничего нельзя было сделать". Затем риторическое: "Вы что, считаете, что это рукотворное дело?" – и дружное "Да!" в ответ. Потом более чем скептические комментарии тех, кого прокатили на вертолете и показали водохранилище: "Повезли, куда им было выгодно, показали то, что они хотели". В общем, не убедили.

Эксперты, не жалея сил, доказывают, что народные версии являются бредом, но люди не верят в объяснения, основанные на законах гидродинамики. Им нужны человеческие объяснения случившегося, а их нет. Мэр Крымска, сидя перед камерами, рассказывает Путину, что получил эсэмэску с предупреждением о возможном потопе в 22:00. Теперь вопрос на засыпку: что он сделал? В 22:30 провел совещание, и через 15 минут началось оповещение населения: "пошли по дворам, послали SMS, пустили бегущую строку по ТВ". Ну, не бред ли? Особенно если учесть, что дело происходит в ночь с пятницы на субботу в городе, где постоянно отключают электричество, а мобильные телефоны есть далеко не у всех.

И что Путин? А ничего; сказал, что Бастрыкин приедет и проверит действия всех должностных лиц. А потом зачем-то добавил, что "это чисто формальное дело". Конечно, чего разбираться, если все и так знают, что сразу после совещания мэр уехал из города. На следующий день вернулся и начал рассказывать, что все это время спасал людей. А нужно было всего лишь мобилизовать администрацию, полицию, МЧС, социальный департамент и "скорую помощь", врубить сирены, пускай и автомобильные, разбудить людей, объяснить им, что дело серьезное, – тут можно и преувеличить опасность; вывезти стариков и женщин с малыми детьми, предоставив остальным самим выбираться на возвышенные места. И все, ничего больше не надо.

Но даже эта малость не была сделана, видимо, потому, что обремененные печальным знанием чиновники помчались вывозить свои семьи. А на следующий день, прикрывая их, Ткачев вдохновенно вещает о том, что за столь короткий срок – речь, между прочим, идет о четырех часах – предупредить всех было невозможно, да и бесполезно, потому что люди все равно не покинули бы свои дома...

Потом те, кто сумел выплыть, выжить, ждали помощи в течение восьми часов, среди криков тонущих людей и уносимых водой трупов. А когда вода спала, появился эскорт начальства – чистенькие, по двое – трое в каждой машине, посмотрели и укатили – помогать вымокшим, замерзшим людям никто как будто не собирался, а в поликлиниках их порезы, ушибы и другие следы страшной ночи пытались оформить как "бытовые травмы". Да, многие полицейские вместе с рядовыми гражданами спасали чужих детей, помогали соседям и пр., но на уровне администрации никаких ударных мер ни до, ни сразу после потопа никто и не думал принимать. Все завертелось только после того, как стало известно, что на место событий летит Путин. И это после печального опыта десятилетней давности, когда жертвами наводнения в Краснодарском крае стали несколько десятков человек.

Более того, решение о реконструкции Неберджаевского водохранилища, принятое после катастрофы 2002 г., выполнено не было: его так и не оборудовали системой контролируемого слива, чтобы оно могло принимать ливневые воды. Следственный комитет уже заинтересовался деятельностью "Югводоканала", на балансе которого находится это водохранилище, но первыми эту тему подняли блогеры, выяснившие, что на председателя совета директоров ОАО "Евразийский", дочкой которого является "Югводоканал", заведено дело по статье "Мошенничество в особо крупном размере".

Сюжет далеко не оригинальный: бизнес ворует, чиновники заняты своими делами, простые люди гибнут. Стоит ли удивляться, что разговоры о проворовавшейся, безответственной и неквалифицированной власти, начинающиеся в блогах аборигенов, с ходу подхватывают во всех регионах. Люди не просто возмущаются, но требуют наказать виновных. Губернатор Ткачев тоже высказался на эту тему, заметив, что вопрос об "отставках возмездия" будет решать не он, а следствие и, если потребуется, суд. Однако уже на следующий день, когда стало понятно, что с нынешними руководителями каши не сваришь, глава Крымского района был отправлен в отставку.

Но этого явно недостаточно. Судя по настроениям в Сети, публика жаждет крови Ткачева и какой-то более внятной реакции президента. Но Ткачев считается непотопляемым, потому что на него завязана любимая игрушка президента – проект Сочи-2014. При этом очевидно, что, не реагируя на ожидания общества, Путин вызывает огонь на себя. Безобразные истории, с известной периодичностью потрясающие страну, являются прямым следствием его кадровой политики и чудовищного цинизма чиновников путинского призыва.

Если Путин собирается и дальше продолжать в том же духе – говорить, что государство нельзя превращать в собес, а уже на следующий день лететь на место очередной катастрофы и раздавать компенсации, – он рискует окончательно угробить свой авторитет. Раздражение людей нарастает, и раздачей денег тут не поможешь.

Катастрофа на Кубани глазами очевидцев. ФОТО, ВИДЕО


Обсудить на Facebook

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей