В Хомсе прорвали "живой щит"

Репортаж корреспондента "Yтра" о выводе мирных жителей из захваченных боевиками районов. Процесс эвакуации только начался, и остающихся в опасности людей гораздо больше, чем спасшихся



Страница не найдена
  • USD 63,75
  • EUR 70,53
404
Страница не найдена Новости, которую ты хотел прочитать, по этому адресу больше нет.
Не расстраивайся - скорее всего мы написали много новых.
Попробуй зайти на главную страницу или воспользуйся поиском.

Новости партнеров

новостная лента

Все новости

Новости партнеров

Фоторепортажи

Выбор читателей


За последние несколько месяцев всякий раз, приезжая в Хомс, я слышала об одном и том же: о мирных гражданах, которые не могут покинуть захваченные бандитами районы города. По приблизительным оценкам, их количество может доходить до двух тысяч человек. Среди них старики, дети и больные люди, нуждающиеся в госпитализации и медицинской помощи.<
/p>

Переговоры шли долго. Правительство и армия еще около двух месяцев назад дали гарантии для беспрепятственного покидания опасных районов через шесть пропускных пунктов. Но боевики, использовавшие попавших в ловушку людей в качестве "живого щита", тянули время. Или предлагали другие варианты выводы населения за пределы опасной зоны, которыми могли бы воспользоваться сами для того, чтобы покинуть окруженные войсками районы.

И вот, наконец, хорошие новости. Многодневные усилия моих знакомых, среди которых есть христианские и мусульманские общественные деятели, увенчались успехом. Первые 24 человека были выведены 10 июля, еще 38 – 11-го. Среди них христиане и мусульмане, женщины и мужчины, люди всех возрастов. Эвакуировались целыми семьями.<

/p>

Едем в один из еще недавно смертельно опасных районов. Военные на КПП, узнав, что едем снимать выведенных из опасной зоны гражданских, направляют нас к зданию школы, носящей имя похороненного в городе арабского военачальника Халеда бен Валида (именем которого, кстати, назвала себя одна из бандитских группировок). Ждем несколько минут, пока не появляется сопровождающий. Только потом, выходя из здания, я пойму, почему по территории школы нас ведут какими-то зигзагами: вместо того, чтобы пройти через школьный двор наискосок, огибаем небольшой корпус во дворе и идем вдоль забора. Оказалось, двор школы простреливается засевшим где-то снайпером, о чем предупреждает надпись на стене. Всех, кто направляется к простреливаемой зоне, останавливают криком и направляют к забору: за ним безопасно.

В помещении давно не использующейся по предназначению школы многолюдно. Много солдат – они улыбаются. И много людей с усталыми лицами – именно об их освобождении все эти месяцы велись переговоры.

У мальчишки лет 10 замечаю клетку, набитую канарейками. Молодец, вынес. Не оставил умирать в пустой обстреливаемой квартире. Подхожу, разговариваем. Говорит, что не всех питомцев смог забрать с собой: пришлось бросить большую собаку...

Кто-то смог унести из дома несколько больших чемоданов с самым необходимым. Кто-то вышел с одним небольшим пакетом. Люди рассказывают, как уже перед самым выходом из блокированного района бандиты запугивали их, пытаясь заставить вернуться обратно. Там, в Хальдии и Хамидии, остаются другие мирные граждане. Переговоры об их эвакуации все еще продолжаются.


Обсудить на Facebook

Ответить:

ИЛИ ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей