Дмитрий Брекоткин: "Грузчики смеются больше олигархов"

Актер шоу "Уральские пельмени" рассказал в интервью "Yтру", кому в России не хватает юмора, почему он никогда не использует пошлых шуток и бывает ли КВН без Александра Маслякова



ВСЕ ФОТО



В московском БКЗ "Космос" в этом месяце будут представлены сразу две программы шоу "Уральские пельмени" - "В ВУЗ НЕ ДУЕМ" (17 - 18 апреля) и "КоЛидоры иСкуств" (17 - 28 апреля). Как следует из названий, первая будет посвящена студенческим темам, а вторая - проблемам с освоением орфографии великого русского языка. Один из лидеров команды - Дмитрий Брекоткин - дал "Yтру" интервью, в котором рассказал, в чем основной посыл шоу "Пельменей", почему в их программах нет пошлого юмора, может ли КВН существовать без Александра Маслякова и о чем в нашей стране не стоит шутить.

"Yтро": В чем главный посыл ваших программ для зрителя?

Дмитрий Брекоткин: Может, прозвучит банально, но после юмористического концерта он должен выйти веселым, просмеявшимся. Это основное. Из ресторана человек должен выйти сытым, а с комедийного шоу он должен выйти, как минимум, веселым - если у него будут слезы на глазах, это будет идеально. А уже дальше начинаются нюансы.

А глубокая философия?

Ну да, грубо говоря, ресторан высокомолекулярной кухни несет один философский посыл, "чебуречка" - другой. По идее, все человека чему-то учит.

Кому в нашей стране больше всего не хватает юмора?

Это, наверное, не относится к социальным понятиям, потому что нельзя сказать, что вот грузчики, которые получают меньше всех, они больше остальных в жизни угрюмые и им больше всех надо смеха. Это не так. Как правило, они больше всего и веселятся, потому что терять уже нечего, падать вниз уже некуда. Что остается? Только смеяться. Они смеются больше, чем какие-то олигархи, у которых бы вроде все хорошо, а ум занят только тем, как это все сохранить.

Смеяться у нас не разучились?

Я думаю, что нет. Вопрос - над чем смеяться. На самом деле, не стоит лично у меня задача, что бы такое сделать, чтобы людям было приятно. Люди по природе своей эгоисты. Мы, по большому счету, делаем то, что нравится нам, то, что интересно нам. А если это окажется еще кому-то интересно, ну ок. Значит, у программы будут рейтинги, начальники возьмут ее на сезон, второй, третий... Мое глубочайшее убеждение, что по-настоящему хорошую вещь можно сделать только в том случае, если она нравится тебе. Когда ты начинаешь работать на других, все рушится.

О разнице между вашими шоу и временами КВН: вы рады, что избавились от элемента состязательности, нет ностальгии?

У меня абсолютно нет. Потому что, с одной стороны это кураж, а с другой - огромные нервы. Ощущения, схожие с ситуацией, когда люди уходят из большого спорта. И он мог бы еще несколько лет успешно посоревноваться с кем-то, у него есть потенциал, но он уже не находит мотивации, чтобы снова залезать в этот котел, в котором варят твои нервы. Потому что результат, как ни крути, он важен. Так люди уходят из фигурного катания, а потом лет десять успешно гастролируют.

Вы как Плющенко на фигурном шоу?

Я, конечно, не сравниваю себя с Плющенко в плане масштабов, но, в принципе, в этом плане - да. Соревновательный аспект уходит, остается только творческий. Ну, сделал, ну не получилось. Ну и ладно. Люди посмотрели, сказали, что плохо, и забыли. А когда ты сделал плохо и не занял первое место, это гораздо хуже, это давит.

У вас и в КВН, и в шоу нулевой уровень пошлости, это принципиальная позиция?

В КВН она принципиальна по определению, потому что там начальники. А сейчас не знаю. Можно, конечно, сказать высокие слова, что мы против этого и нас смотрят дети. Ну, наверное, так. Может, тебе просто не нравится доносить такой юмор до большой аудитории. Я не ханжа, но такой юмор более интимный, он для более узкого круга людей. Есть масса похабнейших анекдотов, которые такие смешные, что отрывается нижняя челюсть! Но их не расскажешь миллионам, это для застолья, для тех, кто тебя поймет и знает. Количество аудитории определяет ту степень глубины, на которую ты можешь опуститься. Ведь ты раздеваешься спокойно в бане, но по улице ты идешь одетый.

Но вы даете таким программам право на существование?

Ну не то чтобы даем, у нас были программы, известные узкому кругу, тот же "Черный КВН". Там это клубная история, но это жесткие шутки, которые не скажешь на широкую аудиторию. Почему не делаем? Ну не делаем. Потому что где-то не можешь через себя переступить, может, стыдно будет, думаешь.

Правда, что лучший артист в юмористическом жанре - это студент-двоечник?

Нет, не соглашусь.

Люди с "красным дипломом" идут играть в КВН?

Они не идут играть в КВН, но есть же масса блестящих интеллектуалов, которые закончили с хорошими показателями вузы, и при этом абсолютно были адекватны в юморе.

КВН без Александра Маслякова представить можете?

Наверное, я не могу, потому что он всегда был таким. Когда я появился, он был. Когда я ушел, он был. Поэтому у меня не складывается в голове, как это может быть. Но, я понимаю, что, наверное, наступит момент, когда его там не будет, когда он уйдет на заслуженный отдых. Ну будет как-то по-другому.

Но КВН-то жить будет?

Он останется, может быть, сильно видоизменится, апгрейдится. Это просто течение, которое занимает некую пустоту. Время студенческой молодежи надо чем-то занимать. У нее много энергии, интеллектуального продукта, который не укладывается в рамки только лекций, надо его куда-то направлять. Алкоголизм и сексуальные похождения занимают определенную нишу, но больше, чем можно, в эту чашу не нальешь, остается еще что-то. И вот это течение юмористическое, однажды родившись, никогда не исчезнет. Есть еще политические молодежные течения, но туда не идут люди с охотой, мне кажется.

Раз вы об этом заговорили, о чем в России не стоит шутить?

Ну, есть ограничения, которые четко определились. Кто-то считает, что это хорошо, кто-то считает, что плохо. Но это объективная реальность, деться некуда.


Обсудить на Facebook

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей