Отец "пьяного" мальчика обменялся колкостями с автоледи

Автоледи припечатала отца "пьяного" мальчика
Ольга Алисова. Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС
На очередном судебном заседании по делу о гибели ребенка в Балашихе страсти накалились

Стороны конфликта начали оскорблять друг друга прямо в зале суда. Так, отец погибшего мальчика Роман Шимко обвинил адвоката подсудимой Наталью Куракину в том, что она улыбалась, слушая аудиозаписи звонков очевидцев в "скорую помощь" сразу после смертельного ДТП. Он предложил провести ей психологическую экспертизу. В ответ юрист назвала потерпевшего "придурком". 

Однако напряженная обстановка не помешала продолжить расследование. Свидетельские показания в ходе сегодняшнего заседания дал эксперт Алексей Бодров. Он входил в состав комиссии, проверявшей скандальные выводы судмедэксперта Михаила Клейменова, решившего, что мальчик находился в состоянии алкогольного опьянения, передает "Газета.ру".

Адвокаты Романа Шимко пытались выяснить у Бодрова, хватало ли у экспертов материалов для того, чтобы они могли объективно оценить выводы Клейменова об обнаружении 2,7 промилле алкоголя в крови ребенка. Кроме того, команда потерпевшего хотела знать, почему в экспертизе были зафиксированы куда менее серьезные повреждения тела, чем они были на самом деле. Дело в том, что тяжесть полученных ребенком травм непосредственно влияет на степень ответственности подсудимой.

Бодров, однако же, сообщил, что никаких противоречий и недостатков в представленной им для исследования экспертизы комиссия не нашла. Специалисты также исключили возможность посмертного заражения образцов крови. В противном случае, по словам эксперта, он и его коллеги ходатайствовали бы об эксгумации останков мальчика. Прокомментировать выводы третьей экспертизы, проведенной специалистами СКР, которая все же признала загрязнение взятых образцов, свидетель не смог.

Вопросы о наличии алкоголя в крови ребенка, опровергнутом дальнейшим исследованием, суд снимал, поскольку дело о халатности экспертов расследуется отдельно.

Бодров также отметил, что невозможно точно определить, переехал ли ребенка автомобиль или же он получил тупые травмы от соприкосновения с частями машины. Да это и неважно: "Ребенок умер от массивной травмы головного мозга, сама по себе эта травма эта очень тяжелая и относится к повреждениям безусловно смертельным. Кроме того, имел место разрыв селезенки: из-за него открывается внутреннее кровотечение". Малую кровопотерю эксперт объяснил тем, что смерть наступила практически сразу. А отсутствие сломанных ребер вызвано тем, что у малолетних детей довольно мягкие ткани костей.

Бодров указал, что характерных следов от колес на туловище, голове, конечностях или одежде мальчика заметно не было. Это потому, что имел место кратковременный наезд, значит, машина двигалась с малой скоростью, считают адвокаты обвиняемой. Однако Шимко заявил, что одежду мальчика застирали. Суд исследовать вещественные доказательства отказался.

Участники процесса выслушали записи телефонных звонков в службу "скорой помощи", сделанных очевидцами сразу после трагедии. Голоса обвиняемой Ольги Алисовой среди них не было. Однако выяснилось, что подсудимая все-таки обратилась с сообщением о ДТП по телефону 112, то есть в службу спасения.

В конце заседания Роман Шимко потребовал от Алисовой возместить расходы на похороны на сумму 61 тыс. 560 руб., а также выплатить 10 млн руб. моральной компенсации. Подсудимая заявила о готовности полностью компенсировать материальные издержки, но 10 млн руб. в виде моральной компенсации выплачивать отказалась, поскольку считает произошедшее несчастным случаем.

 Следующее заседание по делу пройдет 8 ноября.

Ответить:

ВОЙДИТЕ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТЬ

новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей