Меломаны насладились концертом "Гершвин-гала"

Фото: пресс-служба
Пластика рук дирижера, слаженность оркестра и блестящая игра солистов были поистине волшебными

В Большом зале Московской консерватории 8 апреля состоялся концерт "Гершвин-гала". Признанные звезды исполнительского искусства подарили москвичам встречу с шедеврами великих композиторов. Открывали программу фрагменты из оркестровой сюиты Игоря Стравинского "Поцелуй феи", сыгранные симфоническим оркестром Москвы "Русская филармония" под руководством Дмитрия Корчака.

Фото: пресс-служба

Большой зал Московской консерватории имени П.И. Чайковского заполнили сказочные по красоте и содержанию звуки. Волшебным было все: и выразительно-балетная пластика рук дирижера, и вдохновенная слаженность оркестра, и блестящая игра солистов (особенно хочется выделить необыкновенно красивое соло концертмейстера виолончелей).

Исполняемое произведение моментами удивительно напоминало творчество Чайковского. Что не случайно: именно балеты Чайковского вдохновили Стравинского на написание этого шедевра.

Фото: пресс-служба

Успешно погрузив присутствующих в атмосферу чуда, музыканты перешли к следующему номеру. "Рапсодия в стиле блюз" Джорджа Гершвина началась глиссандирующим соло кларнета, властно перенеся слушателей… в 12 февраля 1924 года. Именно в этот день состоялась премьера экспериментального сочинения, которое дирижер Пол Уайтман заказал молодому начинающему музыканту, желая посмотреть, что получится, если попробовать сочетать в одном произведении джазовые и классические традиции и как будет выглядеть новый стиль.

Фото: пресс-служба

Результат у Гершвина получился блестящим, в чем гости Большого зала Московской консерватории имели возможность удостовериться, взволнованно наблюдая за игрой оркестра и пианистки Басинии Шульман, чье изысканное туше и импровизационная манера (то задушевно-лирическая, то гротескно-непредсказуемая) – абсолютны. Исполнение пианистки сопровождалось чутким, ажурным аккомпанементом оркестра – периодически переходящим в мощнейшие тутти. И тогда возникало ощущение, будто рядом со знаменитым органом вырастают не менее знаменитые американские небоскребы.

Второе отделение подарило встречу с оперой "Порги и Бесс", исполненной в концертной версии. К оркестру присоединился Академический большой хор "Мастера хорового пения" и двое американских солистов: Джанина Барнетт (сопрано) и Реджинальд Смит (баритон). Если в России Гершвин – джаз, заслуженно ставший классикой, то для американцев он – просто… классика. А следовательно, знаменитое "Summertime" можно петь классическим сопрано – таким, как в опере Пуччини.

И этот вариант исполнения действительно прекрасен. Когда же вокалистка, в одной из следующих арий, заворожила зал фантастическими вокализами, стало ясно: вот он – настоящий Гершвин! Солисты существовали на сцене без скидок на концертную условность.

Фото: пресс-служба

Достаточно было наблюдать, с какой любовью Реджинальд Смит смотрел на свою партнершу в лирическом дуэте, достаточно было слышать, как божественно сливались их голоса. Когда же Реджинальд Смит (необъятный и по размерам, и по энергетике), словно бы забыв о том, где находится, начал танцевать – возникло ощущение, что ему может просто… не хватить огромного пространства Большого зала консерватории.

Публика взревела от восторга. И исполнителям, утопающим в цветах, пришлось бисировать под непрерывные овации.

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей