Нефтяные оптимисты

Оптимизм отцов-основателей нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан сильно окреп на прошлой неделе, когда появилась информация о том, что к проекту наконец-то присоединяется Казахстан

ФОТО:
Уже стали крылатыми слова руководителя Государственной нефтяной компании Азербайджана (ГНКАР) Натика Алиева о том, что "поезд Баку – Тбилиси – Джейхан не остановить". По мере развития ситуации с нефтепроводом (а именно такой "поезд" имеется в виду), эти слова переиначивают в СМИ на тот или иной манер, в основном убавляя в них оптимизм, как необоснованный. Но труба, которая еще в любом случае не скоро начнет снабжать каспийской нефтью Турцию и Европу, уже обильно питает оптимизмом своих творцов. Точнее, питает пока даже не сама труба, а всего лишь идея этой трубы. Ведь предполагается проложить нефтепровод протяженностью 1750 км и пропускной способностью в 50 млн. (по другим оценкам – до 67 млн.) тонн нефти в год, причем совершенно независимо от России, в обход ее вездесущей территории. Само собой разумеется, что такое дело не может обойтись без деятельного участия Вашингтона, который и является основным идейным вдохновителем проекта.

Трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД, по-английски – ВТС, или еще ОЭТ – основной экспортный трубопровод) планируется построить к 2005 году, и обойдется он в $2,75 млрд. (по другим оценкам – без малого в $4 млрд.). Главным оператором магистрали станет компания British Petroleum, которая взяла на себя почти 40% расходов по его строительству. ВР принадлежит и наибольшая доля (34%) в комплексе нефтяных месторождений Азери – Чираг – Гюнешли (АЧГ) в азербайджанском секторе Каспия. Именно АЧГ, запасы которого превышают 5 млрд. баррелей, рассматривается на перспективу в качестве основного источника азербайджанских поставок нефти на экспорт.

Оптимизм отцов-основателей БТД сильно окреп на прошлой неделе, когда появилась информация о том, что к проекту наконец-то присоединяется Казахстан. Дело в том, что, по оценкам экспертов, азербайджанской нефти для наполнения БТД не хватит: группа месторождений АЧГ только к 2008 году может выйти на уровень добычи в 50 млн. тонн в год (и то, по официальным прогнозам). А ныне ГНКАР добывает ежегодно всего 9 млн. тонн нефти, из которых 5 млн. пока отправляет на экспорт по трубе Баку – Новороссийск, а 1,5 млн. перерабатывается на местных НПЗ. Остается 2,5 млн. тонн, которые сейчас резервируются, но очевидно, что для БТД этих припасов хватит ненадолго.

Появление на горизонте Казахстана в корне меняет ситуацию: оптимизм наливается уже не идеями, а реальной нефтью. По подсчетам американской консалтинговой компании Wood Mackenzie, на долю Казахстана приходится 56% разведанной нефти в регионе, и в БТД, как полагают эксперты, можно будет вливать ежегодно порядка 20 млн. тонн казахстанской нефти. И вот Казахстан и Азербайджан договорились в течение шести месяцев подготовить проект рамочного межправительственного соглашения, на основании которого ОЭТ фактически возьмет свое начало из казахстанского порта Актау. Таким образом, маршрут будет называться Актау – Баку – Тбилиси – Джейхан (АБТД). Четыре нефтяные компании, занимающиеся разработкой и добычей углеводородного сырья в Казахстане (японская Inpex, американская ConocoPhillips, французская TotalFinaElf и итальянская Eni) получили в общей сложности 15%-ную долю в ОЭТ, и казахстанская сторона посчитала этот факт достаточным основанием для того, чтобы дать добро на вливание своей нефти в мифическую "антироссийскую" трубу. Конечно, тут и американцы похлопотали: во время переговоров с Азербайджаном Нурсултана Назарбаева обрабатывал спецсоветник госсекретаря США по вопросам каспийской энергетики Стив Манн.

Нельзя сказать, что Казахстан изменил свое отношение к России, предпочтя альянс с её оппонентами в регионе Каспия. Так кардинально вопрос не ставится. Просто Казахстан не без основания считает себя местной Саудовской Аравией и хочет застолбить на будущее побольше экспортных возможностей. И уж зависеть от какой-то одной транзитной страны ему явно не хочется. Он согласился поучаствовать в БТД, но хочет при этом, чтобы маршрут Актау – Баку стал самостоятельным проектом в рамках ОЭТ. Пока этот вопрос не решен, как не определен и круг компаний, которые будут работать на маршруте Актау – Баку (хотя трубу тут прокладывать не надо, а нужно всего лишь наладить танкерное сообщение через Каспий). Впрочем, представители Казахстана и не скрывают, что им пока спешить некуда. У них есть достаточные на сегодняшний день транспортные мощности, связанные с Россией. Их хватит даже для транспортировки ранней нефти с гигантского Кашаганского месторождения, которая пойдет, как ожидается, с начала 2006 года. Но вот когда начнется большая нефть Кашагана (а её там, по некоторым оценкам, до 6,8 млрд. тонн), тогда Актау – Баку (и, следовательно, ОЭТ) Казахстану понадобится. Но это будет не ранее 2008-2009 года. Таким образом, в реальности судьба БТД подвисает еще на 5-6 лет, и если трубу построят раньше, то придется накачивать ее азербайджанским оптимизмом.

Что касается Казахстана, то его верно сравнили с канатом, который перетягивают Россия и Закавказские республики (при поддержке США). Причем служить таким канатом, как показывает практика, занятие довольно выгодное: он нужен и на той и на другой стороне, и обе стороны прикладывают все усилия, чтобы его перетянуть (точнее, переманить). А он не спешит и остается посередине. У Казахстана, кстати, есть и другие идеи насчет того, как расширить возможности своего нефтяного экспорта. В частности, один из крупных инвесторов, компания TotalFinaElf, недавно подготовила технико-экономическое обоснование маршрута транспортировки казахстанской нефти через территорию Ирана. И получилось, что это будет даже выгоднее, чем ОЭТ: экономия при прокачке составит чуть ли не доллар за баррель. Однако в ближайшее время Казахстан останется верен своей нефтяной дружбе с Россией: его нефть, как и прежде, будет течь по трубопроводам через территорию РФ, а далее – в Европу танкерами и по нефтепроводу "Дружба". Ожидается, что в нынешнем году по этим маршрутам Казахстан поставит около 19 млн. тонн нефти. Более того, тесные отношения с Россией подвигают Казахстан к дальнейшему развитию российского направления экспорта нефти. Так, активизировалось строительство нефтепровода Кенкияк – Атырау, который облегчит доступ нефти с актюбинских месторождений к трубопроводу Атырау – Самара и к системе Каспийского трубопроводного консорциума. Рассматривается даже идея прорыть судоходный канал между Каспийским и Черным морями с целью выхода каспийской нефти в Европу по морю.

Выбор читателей