Почти забытый женский взгляд

Воскресить память о трагическом поколении незаслуженно забытых художников, которые были отлучены от творчества обвинениями в формализме, погибали от голода и болезней, – задача открывшейся в Москве выставки


Фото: gdemoscow.ru



Уже не первый год в Москве наблюдается бум на искусство 1920-30-х годов. Произведения советских художников стремительно выросли в цене и занимают лучшие стенды на Антикварных салонах, а Третьяковка подготовила целую серию специальных проектов, посвященных творчеству мастеров, успешно работавших в послереволюционную и сталинскую эпоху. Сейчас уже трудно себе представить, что совсем недавно эти художники считались забытым поколением, а первая крупная монография, написанная искусствоведом и коллекционером Ольгой Ройтенберг (1923-2001) и опубликованная в 2004 г., вышла под весьма символичным и грустным заглавием: "Неужели кто-то вспомнил, что мы были...".

Действительно, Ольга Ройтенберг была одной из немногих, кто никогда не забывал и не наклеивал ненужных ярлыков. Будучи профессиональным искусствоведом, специализировавшимся по западноевропейской живописи, она сумела выйти за строгие рамки "высокого" искусства. Еще в глухие застойные годы Ройтенберг открыла целый пласт российской художественной культуры, связанный с жизнью и творчеством выпускников ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа рубежа 1920-1930-х годов.

Ольга не раз говорила, что не хочет писать искусствоведческий труд и ограничиваться только сферой искусства, а видит свою главную цель в том, чтобы восстановить историческую справедливость – воскресить память о трагическом поколении незаслуженно забытых художников, которые были отлучены от творчества обвинениями в формализме, погибали от голода и болезней. В 30-е годы многие из них были расстреляны, а уцелевшие погибли во время Великой Отечественной войны.

Автору хотелось, чтобы герои ее книги были подлинными, живыми. Поэтому так важны для нее были их письма, дневники, фотографии и просто рассказы учеников и знакомых художников. Информацию приходилось собирать буквально по капле – опасаясь репрессий, сами авторы уничтожали не только архивы, но и собственные произведения. Бывало и так, как случилось с работами П.Сурикова – по сараю, где находилась его мастерская, проехал бульдозер, и все, что там находилось, превратилось в кучу мусора. А его дипломная картина, за которую он получил высшую оценку с правом на поездку за границу, была брошена в клетку к кроликам. Подобных душераздирающих историй в книге много.

Создавая свой монументальный научный труд, Ольга Ройтенберг всячески способствовала тому, чтобы произведения ее любимцев стали доступны широкому зрителю. Именно с ее подачи в галерее "Ковчег" были показаны произведения Владимира Вейсберга, Ростислава Барто, Валерия Каптерева, Марии Раубе-Горчилиной и многих других. Не исключено, что ее усилия привели нас к сегодняшнему повальному увлечению советским искусством.

В память об Ольге Ройтенберг благодарные кураторы "Ковчега" собрали выставку произведений из ее некогда роскошной, а ныне разрозненной коллекции. В экспозиции участвуют работы 62-х художников из частных московских собраний.

Однако, несмотря на всю обширность ройтенберговской коллекции, она охватывает далеко не всех художников, работавших в эту эпоху. Ибо, как говаривал Козьма Прутков, "нельзя объять необъятное". Словно в подтверждение этих слов одновременно с ковчеговским проектом в Art-Divage Gallery открылась ретроспективная выставка Лидии Тимошенко – одного из самых ярких представителей искусства 1930-х годов.


Фото: gdemoscow.ru

В огромном потоке художников, работавших в эту сложную эпоху, имя Лидии Тимошенко нельзя назвать ни случайным, ни незаслуженно забытым. Она не была репрессирована, не погибла на войне и не уехала за границу, хотя тяжелый недуг, возможно, не позволил развиться ее таланту в полную силу. Не вступая в конфронтацию с властью, художница сумела сохранить свое восприятие мира, нашла в себе силы придерживаться однажды выбранного стиля. За это она обрела скромную славу и искреннее восхищение интеллигенции эпохи "оттепели".

Уроженка Петербурга, Лидия Тимошенко прошла суровую школу ГИНХУКа. Впоследствии она неоднократно называла тамошнего преподавателя Павла Мансурова самым главным учителем своей жизни. Выйдя замуж за одного из самых радикальных авангардистов того неспокойного времени, Тимошенко вошла в состав объединения "Круг художников", а вскоре после этого отправилась вместе с мужем в творческую командировку, в дебри Витебской и Могилевской губернии. Ее натурные рисунки в смешанной технике, исполненные во время поездки, и по сей день считаются одним из самых смелых экспериментов в русском искусстве XX столетия.

В эпоху тотальной борьбы с формализмом Тимошенко сумела найти свою нишу и успешно переквалифицировалась в "детского" специалиста. Дети на пляже, дети в лесу, дети на сборе урожая и просто дети в виде портретов принесли художнице заслуженную славу. После войны Тимошенко более 20 лет трудилась над серией живописных и графических иллюстраций к "Евгению Онегину". В то же время ее экспрессивные портреты необычайно полюбились советской интеллигенции, утомленной жизнеутверждающими идеалами соцреализма.

На персональной выставке Лидии Тимошенко представлены работы из собрания семьи художницы.

Обе выставки работают до второй половины апреля

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей