В Европе зазвучал турецкий марш

Приняв Турцию, Евросоюз будет уже не совсем европейским – как в географическом, так и в цивилизационном плане. Валери Жискар д'Эстен назвал день 3 октября "концом истинной единой Европы"




К такому событию, как начало переговоров о присоединении Турции к ЕС, наверное, не остался равнодушным ни один европеец. Вот тут-то и можно проверить, насколько реальной стала та самая "европейская идентичность", которую уже не одно десятилетие стратеги евроинтеграции пытаются привить гражданам стран Евросоюза. Насколько они ощущают единую Европу своей родиной, а себя – суперэтнической общностью? Попробуйте-ка подселить к ним в общий дом 100-миллионного соседа с совершенно иной культурой, религией и политическими традициями!

Впрочем, пока до "вселения" еще очень далеко: самые заядлые сторонники европеизации Турции говорят о том, что ей предстоит 10-15 лет переговоров. К тому же народного мнения в ЕС по этому вопросу, как водится, еще никто не спрашивал, лишь австрийский канцлер Шюссель заявил, что его страна даст Турции окончательное "добро" только после проведения всенародного референдума по этому вопросу. Референдум также необходимо будет провести и во Франции – а уж французы, как известно, любят давать "добро" смелым европейским инициативам...

Одним словом, путь Турции в Европу только начинается, и может статься, что в конце этого пути ее ожидают наглухо закрытые ворота. Ведь вето даже одной из стран-членов ЕС может заблокировать вступление новичка. Однако, как показывает опыт, к любым воротам можно найти ключ. Так произошло и в Люксембурге, когда решался вопрос о начале переговоров с Анкарой. Ситуация зашла в тупик из-за Австрии, которая высказалась категорически против присоединения. Очевидно, она решила (или ей было поручено) озвучить позицию всех "туркоскептиков" (в первую очередь, германских), которые и сейчас уже не слишком довольны появлением множества "новых европейцев" из бывшего соцлагеря, а также наплывом в ЕС турецких гастарбайтеров и прочих восточных гостей. Тем более они опасаются развития этой тенденции в случае вступления Турции в Евросоюз.

Казалось бы, судьба турецкого вопроса на этом была решена: начало переговоров отложить или вообще забыть о них, как о страшном сне. Однако у Анкары нашлись влиятельные покровители... В советские годы это называлось позвоночное право. Скажем, не прошел по конкурсу в институт – набираешь нужный номер, жалуешься, и проблема решается. Так и в мировой политике: есть покровители, есть и право. И когда стало ясно, что в Люксембурге Турции "не светит", премьер-министр Эрдоган позвонил... Конечно же, в Вашингтон.

Возможно, туркам просто очень повезло, ибо США в настоящее время имеют несколько большее, чем обычно, влияние на ЕС: Германия ослаблена выборной неразберихой, Франция – провалом евроконституции, а страной-председателем в Совете ЕС является верная Штатам Великобритания. И в этой ситуации Вашингтон и Лондон употребили максимум дипломатических усилий, чтобы помочь своему протеже. Тут же вспомнили об одной "слабости" Австрии: она очень хотела протащить на переговоры вместо Турции кандидатуру Хорватии. Да вот на беду глава международного трибунала по бывшей Югославии Карла дель Понте недавно заявила, что Загреб "недостаточно сотрудничает" с трибуналом в поимке военного преступника – генерала Анте Готовины. Как раз накануне побывав в Хорватии, она признала ситуацию вообще "ужасной". Это, впрочем, неудивительно, ведь Готовину считают в Хорватии национальным героем времен войны с сербами. Но путь в ЕС своей стране он невольно перекрыл. И вот американцы и англичане сотворили чудо: в самый ответственный момент люксембургских совещаний дель Понте сообщила, что ситуация в Хорватии развивается "весьма успешно". Она, очевидно, предвидела, что буквально на следующий день разыскиваемый генерал даст свое согласие предстать перед правосудием (правда, национальным). В общем, формально препятствие было устранено, и британцы тут же предложили начать переговоры с Хорватией. А Австрия, на которую все это время давили не меньше, чем на Карлу дель Понте, дала "добро" на переговоры с Турцией. Хорватия ждала приглашения к переговорам 2 года, Турция – целых 42.

Попробуем разобраться, кому и почему выгодно тащить Турцию в ЕС и чем все это может обернуться? Прежде всего, конечно, вступление выгодно самой Турции. Выгодно по экономическим соображениям: страна бурно развивается, ей нужен доступ к европейским рынкам, капиталам и технологиям. К тому же она не без основания рассматривает себя в качестве важного транзитного перекрестка торговых путей между Европой и Востоком. Но вступление в Европу важно ей и с точки зрения цивилизационной ориентации. Турция, как известно, имеет давние связи с Европой: османов неудержимо тянуло сюда примерно с XIV в., однако та никогда не отвечала на их симпатии взаимностью. Пока, наконец, в середине XX в. турки не сменили тактику: они решили пробиться в Европу путем переговоров. Это принесло гораздо лучший результат. Но поскольку Турция всегда тяготела к Западу, то в родном исламском окружении многие стали относиться к ней, как к отступнице, "чужой среди своих". Вступление в ЕС может, как ни странно, все исправить. Отношения Турции с Западом станут более мирными и прочными, а со странами исламского Востока – возможно, тоже наладятся, поскольку Турция-член ЕС станет для них "своим среди чужих". Но для того, чтобы стать "европейцами", туркам необходимо адаптировать всю свою действительность (по крайней мере, социально-экономическую и политическую) к стандартам Евросоюза. По самым скромным подсчетам, это значит проштудировать и инкорпорировать в свое законодательство 88 тыс. страниц европейских законов и регламентов. В Брюсселе полагают, что именно этим будет достигнуто восприятие мусульманской страной европейских ценностей...

Влить Турцию в Европу выгодно сейчас и Соединенным Штатам (иначе они не стали бы прикладывать столько усилий к этому). Вашингтон пользуется значительным влиянием на Анкару, и, таким образом, в ее лице он получит мощный рычаг влияния на строптивых европейцев. С учетом численности населения, Турция будет иметь наибольшее количество "голосов" в механизме принятия решений в Совете ЕС. Возможно, США рассчитывают также на то, что это сблизит Восток с Западом и будет способствовать распространению "демократии" в исламском мире.

А вот что касается самой Европы, то для нее трудно назвать какую-либо однозначную выгоду от присоединения Турции. Ну, разве что территория Евросоюза – на которой, как известно, свободно перемещаются товары, услуги, капитал и рабочая сила – станет еще шире и даже захватит кусок Азии. Возможно, ЕС даже станет экономически более эффективным – но именно как зона свободной торговли, а не как супергосударство со своей политикой и финансами. "Европе придется переосмыслить свою сущность", – пишет Welt. И полагает, что для этого Евросоюзу следует, прежде всего, "приступить к либеральным реформам и умерить свои политические амбиции в угоду экономике". Чтобы "из политического карлика, задыхающегося под бременем бюрократии, превратиться в эффективную либеральную организацию и зону свободной торговли".

Но если бы дело было только в экономических реформах! Гораздо серьезнее то, что, приняв Турцию, Евросоюз будет уже не совсем европейским – как в географическом, так и в цивилизационном плане. Валери Жискар д'Эстен назвал день 3 октября "концом истинной единой Европы", которая теперь, по его мнению, превратится в "простую зону свободной торговли". Потому что если 15 странам Западной Европы было трудно находить консенсус в политических вопросах, если страны Центральной и Восточной Европы, вступив в ЕС, стали вообще саботировать его внешнюю политику в интересах США, то чего можно ожидать от совершенно нездешней Турции? Видимо, того, что Евросоюз еще больше повернется лицом к исламскому миру.

Правда, Брюссель и сторонники присоединения Турции пытаются лукавить: они запросто записывают Турцию в европейские страны. Так, по словам комиссара Олли Рена, отвечающего за вопросы расширения, ЕС "протянул руку Западным Балканам и Турции, то есть юго-востоку Европы". На его взгляд, это очень важный инструмент обеспечения безопасности и стабильности в соседних с ЕС регионах, а следовательно, и Европы в целом. Сомнительный шаг: в соседних регионах, может, и станет безопаснее, но вот в самой Европе – как раз наоборот. Потому что одно дело – протянуть руку дружбы инородным соседям, и совсем другое – пустить их жить к себе в дом.

Впрочем, Турция еще далеко не в Евросоюзе, и исход переговоров может быть разным. "ЕС гарантирует, что переговоры будут справедливыми, но жесткими, – заверил комиссар Рен. – Процесс будет открытым, без автоматической предопределенности". Хотя можно ли представить себе, что после 15 лет детальных переговоров и напряженной "работы над собой" Турция услышит из Брюсселя "нет, вы знаете, мы тут посовещались и решили, что вы все-таки нам не подходите"? Вряд ли. Но зато переговоры можно затянуть лет эдак на... много, пока Анкаре самой не надоест обивать брюссельские пороги. Одним словом, шансы есть разные, и пока еще Европа остается Европой.

Есть и еще страны, которым выгоден сам факт начала переговоров ЕС с Турцией. Это "осколки" Югославии и Албания. В свое время захватив весь Балканский полуостров, Турция теперь, помимо своей воли, помогает ему вернуться в Европу. Кроме Хорватии, приглашенной к переговорам для "задабривания" Австрии, неплохой шанс на это получили все страны, находящиеся между ЕС и Турцией. А с Сербией и Черногорией недавно было подписано соглашение об ассоциации. Таким образом (учитывая, что Болгария и Румыния вступят в ЕС в 2007 г.), границы Евросоюза довольно скоро могут совпасть с естественными границами Европы. Особенно если Норвегия решится, наконец, тоже вступить в ЕС.

И тогда неохваченными Европой останутся только страны СНГ, точнее (в порядке уменьшения вероятности их вступления в ЕС), Украина, Молдова, Белоруссия, Грузия, Армения и Азербайджан. Россию даже не рассматриваем в этом качестве. Сейчас трудно спрогнозировать, каковы ближе к делу будут европейские перспективы этих кандидатов, поскольку непонятно, в каком направлении будет развиваться сам ЕС. Если он будет и дальше "размываться" до состояния зоны свободной торговли, то шансы есть, а вот если вдруг начнет углубляться в себя в попытках построить европейскую федерацию, то с расширением могут быть проблемы.

Точно так же двояко сейчас может сказаться начало присоединительного процесса Турции на европейских перспективах Украины. С одной стороны, Киев начнет все настойчивее намекать Брюсселю, что украинцы не хуже турок в смысле близости к "европейским ценностям". Но с другой стороны, Европа сейчас и так уже пресыщена расширениями, а тут еще Турцию навязали. И в этой ситуации разговор об Украине может вызвать такую резкую реакцию, что Ющенко вынужден будет уйти в отставку со всеми своими "оранжевыми" соратниками.

Получается, что под "турецкий марш" в Евросоюз смогут достаточно легко проскочить только Балканские республики. Сама Турция, очевидно, надолго (если не навсегда) "зависнет" на стадии переговоров. Дальнейшее расширение будет зависеть от той модели развития, которую выберет для себя ЕС. А Украине следовало бы сейчас не продолжать твердить о "европейском выборе" (как это неудачно делал Ехануров, находясь в Брюсселе), а выдержать достаточно длительную паузу и тогда вновь напомнить о себе. Правда, за это время Самостийную может "качнуть" в другую сторону – и она в очередной раз начнет воссоединяться с Россией...

новости партнеров
Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Выбор читателей